Как укрепить семью инцестом и каннибализмом

Думаешь, создатели фильмов ужасов высасывают идеи из сценаристов? Да им достаточно заглянуть в учебник истории! А там такое…

Шотландия, 1600 год




«Ну и местечко», — неприязненно подумал поверенный Джон Томсон, переступив порог таверны «Голова короля» в деревушке Герван. По правде говоря, он повторил про себя эту фразу тысячу раз, с тех пор как два дня назад покинул Эдинбург. Путешествие затянулось из-за дурной погоды. Дождь моросил не переставая, и лошади месили грязь медленнее обычного.

Туман застилал дорогу и окружающий пейзаж. Впрочем, об этом вряд ли стоило жалеть. Чем дальше Томсон отъезжал от Эдинбурга, тем больше он убеждался в том, что оказался в пропащей стране. Грязь, бедность и свалявшаяся шерсть овец — вот, пожалуй, все, чем может похвастаться эта протестантская дыра. Когда несколько лет назад молодой Томсон был отправлен из Лондона на службу в Эдинбург, он посчитал, что попал на край света. О, он сильно ошибался! Оказывается, в Шотландии есть места и помрачнее. Например, вот это. В последние часы путешествия, прошедшие в тусклом свете сумерек, ему и вовсе казалось, что повозка, тяжело скрипя колесами, везет его прямиком в ад. Как же он не догадался свалиться с какой-нибудь редкой болезнью, когда несколько дней назад ему дали задание отправиться в округ Баллантрэ! Помер старый богатый помещик, и теперь его многочисленные наследники потирали руки, желая растащить имущество покойника по своим норам. Томсону предстояло помочь им, причем за щедрую плату.

«И все-таки нужно было отказаться», — вздохнул Томсон, оглядывая скудную обстановку «Головы короля». Приветливо светившиеся окна оказались обманкой. Внутри таверна могла похвастаться лишь миловидной хозяйкой, старательно протиравшей застиранной тряпкой стойку, отчего ее фронтальные достоинства живописно колыхались. Поймав на себе взгляд Томсона, хозяйка вскинула голову и широко улыбнулась позднему посетителю, обнажив ряд на редкость гнилых зубов. Начавшийся было зарождаться интерес со стороны поверенного вмиг улетучился.

— Что вам подать, мистер? — дружелюбно спросила хозяйка. За годы работы в Эдинбурге Томсон привык к шотландскому выговору, но местный диалект на секунду сбил его с толку.
— Эль и кусок пирога.
— Будет сделано.

Томсон еще раз осмотрел помещение, будто надеясь, что оно по волшебству станет чище. Наконец он выбрал себе место с края грубо сбитого длинного деревянного стола и, побив для проформы лавку перчатками, уселся. О чистоте щегольского костюма молодому Томсону можно было уже не беспокоиться: путешествие на край света одежду не щадит.

— Вы что же, не знаете какие дела в наших местах творятся?

Кроме поверенного в трактире было еще двое. Покрытый прыщами паренек, видимо сын хозяйки, сидел на полу в углу комнаты и сосредоточенно делал ножиком зарубки на стене. Он даже не поднял головы при появлении Томсона. С другого края стола, за которым расположился поверенный, сидел, очевидно, местный пьянчуга. Он в противовес подростку с энтузиазмом воспринял приход Томсона, будто только его и ждал. Его поношенное лицо осветилось жаждой общения, и Томсон стал старательно разглядывать край стола. Но завсегдатай не собирался сдаваться. Выждав, пока хозяйка принесет путнику пирог и выпивку, и увидев, что тот подобрел, он начал задавать стандартный набор вопросов: откуда? куда? зачем? Кружка эля, а затем и вторая сделали свое дело: Томсон стал словоохотливее. Даже хозяйка с интересом прислушивалась к разговору из-за стойки.

— В Баллантрэ, говорите? Да, точно, там Макуиртер помер. Слышали-слышали, — протянул завсегдатай, довольный собственной осведомленностью. Путник его занимал. Видно, что человек не слишком дружелюбный, но хоть какое-то развлечение. Самое интересное, что было в позднем посетителе, так это то, что на правой руке у него не хватало мизинца. И поверенный старательно это скрывал, по возможности не выставляя руку напоказ. Видно, что он стыдится своего недостатка и привык его прятать. Но от Арчи, как ласково называл себя пьянчуга (больше его никто ласково не называл), ничего не скроешь!

— Послезавтра и отправитесь, — встряла в разговор хозяйка. — А я пока постелю вам в одной из комнат.
— Почему послезавтра?! — Томсон не пытался скрыть своего ужаса. Перспектива провести в этой дыре лишние сутки не привлекала.
— Так послезавтра наберется достаточно людей. Человек десять, не меньше.
— Зачем мне десять человек?!



Хозяйка и Арчи переглянулись и уставились на недоумевавшего Томсона. Даже подросток перестал метать ножик и поднял глаза.

— Вы же не собираетесь туда один ехать, верно? — с недоверием переспросила хозяйка.
— Именно это я и собирался сделать. Думаю позаимствовать у вас лошадь, верну через пару дней. Я не намерен задерживаться ни там, ни здесь.

И снова удивленные взгляды. Томсона уже начинала раздражать эта игра в переглядки, да и эль улетучился. Все, что ему хотелось сейчас, — это сесть на лошадь и уехать из деревни до темноты. Но, кажется, эти двое не поддерживали его план.

— Вы что ж, не знаете, какие дела в наших местах творятся? — вкрадчиво спросил Арчи. Томсон лишь раздраженно передернул плечами. Дела этой захудалой деревушки его ничуть не волновали.

Но Арчи уже вошел в раж. Он склонился над столом и, пристально глядя Томсону в глаза, зачастил. Было видно, что он рассказывает историю не первый раз и страшно рад, что наконец у него нашелся неискушенный слушатель.

— Все началось лет двадцать назад. Еще мой отец, храни его Бог на небесах, был жив. В Баллантрэ исчезли две девушки. Ну, исчезли и исчезли, всякое бывает. Может, зверь какой напал, может, солдаты. А потом стали дети пропадать, один за другим. Раньше же как здесь было? Детей отпускали и не думали, что с ними что-то приключиться может. А приключится, так на то Божья воля. И вот эти малютки один за другим пропадали. Отец говорил, что за год десятка два детишек исчезло. И где они? Никто так и не нашел. Целыми отрядами отправлялись в леса искать, берега прочесывали — как провалились. Будто сам дьявол из-под земли вылез и уволок ребятню с собой. И главное, в соседних городах все спокойно! Ну, убьют, а тело-то останется, есть хоть что родственникам похоронить. А у нас здесь как проклятое место. Думали, дьявол насытился и притих. Как бы не так! Люди стали пропадать семьями. Не только дети, но и взрослые. Уйдут двое на ночь глядя из Баллантрэ в Герван — и нет обоих. Ищи их потом хоть днем с огнем, не найдешь. Я уж и не помню, как мы поодиночке в этих местах гуляли. Теперь только большими группами ходим между деревнями, человек по десять, не меньше. И то жутко бывает так, что мурашки по телу.

— Пару лет назад еще хуже сделалось: рыбаки стали в сетях части человеческих тел находить. То руку выловят, то ногу...

Неожиданно раздался грохот, и Томсон помимо воли вздрогнул. Порыв ветра дернул дверь, и она распахнулась. Причитая, хозяйка кинулась к ней, чтобы запереть. Но Арчи, увлеченный собственной историей, не обратил внимания на шум. Он вновь заговорил, глядя на Томсона пропитанными элем водянистыми глазами.

— А пару лет назад еще хуже сделалось. Рыбаки местные стали в сетях находить человеческие части. То руку выловят, то ногу. К утопленникам им не привыкать, каких только не повидали! И вздувшихся, и объеденных. Но чтобы так прямо отдельные части тела… Кому понадобилось отрезать человеку руки и ноги, а потом их в море выкидывать? Разве что дьявол решил поиграть да добрых людей попугать.

— Довольно! — Томсон замахал руками, но тут же, опомнившись, убрал правую четырехпалую руку под стол. Он был зол на себя: поддался мрачному настроению, заслушался бестолковыми байками. — Я поеду немедленно. И один. Лошадь у вас есть, верно? Я хорошо заплачу.

Хозяйка хотела было возразить, но блеск монеты, выложенной Томсоном на стол, ее остановил.

— Как знаете, как знаете... — Арчи был оскорблен до глубины души таким невниманием к местным традициям. — Может, вам и повезет. Только вот…

Но Томсон был непреклонен. Хозяйка и Арчи стояли на пороге таверны и наблюдали, как силуэт человека на лошади растворяется в тумане. В какой-то миг, перед тем как окончательно исчезнуть, силуэт напомнил великана из преисподней.
Текст: Максим Рафштайн

Вот такие рассказики публикует журнал "Максим". Что скажете?


promo goodspb сентябрь 8, 17:46 329
Buy for 100 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…