Зачем нужны правда и неправда о потерях в Великой Отечественной войне ?




В последнее время целые спекулятивные фронты развернулись по двум основным историческим направлениям: потери Советского Союза в Великой Отечественной войне и количество жертв репрессий.

В пропагандистских бухгалтериях их суммируют, прибавляют и пасуют, руководствуясь исключительно благими намерениями.
С одной стороны, большие цифры поражают воображение, а с другой – внушают комплекс вины и неполноценности, форматируют историю.

Во времена Союза общество практически свыклось с гигантской цифрой – 20 миллионов.
Но дальше объяснили, что все кругом было неправдой, и большевики скрывали реальные потери.
Определенный консенсус был достигнут 27 миллионами, о которых сказал в свое время Горбачев, но с уточнением, что это далеко не окончательный вердикт.

Буквально недавно, будто из рукава фокусника вытащили новую цифру потерь – 42 миллиона.

Стратегия на увеличение якобы должна заслуживать доверие. Логика проста: раньше скрывали правду, и вот она постепенно просачивается.

Эту «уточненную» цифру в интервью «Новой газете» комментировал «историк» Борис Соколов. Надо полагать, что это тоже промежуточный итог, дальше будет больше, а значит «правдивее».

Для чего это делается?
Чтобы показать масштабы трагедии?
Едва ли, ведь и советский консенсус в виде 20 миллионов – это запредельная цифра.

Ответ напрашивается простой: нужна иллюстрация для идеологических клише о Великой войне. Таких, как тезис о безграмотном руководстве, приведшем к огромным жертвам и утверждению, что победили, закидав трупами, то есть не умением, а выкладывали дорогу к победе телами своих граждан.

Помните эпизод из фильма Никиты Михалкова, где красноармейцы идут в атаку с березовыми кольями?
Вот как-то так.

Преступный режим, мало чем отличимый от гитлеровского не считается с жизнями людей, они для него – винтики или летящие в разные стороны щепки – это основной постулат, через призму которого нам стали рассказывать историю Великой Отечественной.
В истерике доходили и до того, что победителей называли «сталинскими рабами».

Екатеринбургский историк Сергей Беляков опубликовал в журнале «Новый мир» (2007, №2) совершенно неангажированное и блестящее исследование «Военная тайна» с подзаголовком «Можно ли подсчитать потери Советского Союза в Великой Отечественной войне?»

По мнению исследователя, потери в войне не могут быть больше 19,5 миллионов человек, а в реальности, судя по всему, составили порядка 13-16 миллионов.
«Точнее ответить вряд ли возможно», - заключает Беляков.

Во-первых, исследователь подвергает критике данные о численности населения страны на начало войны, которые служат основой для многих демографических подсчетов.

По его словам, довоенный Союз – «страна на колесах», что крайне мешало точности подсчета. Были и определенные основания для завышения, чтобы показать рост численности, как признак приближающегося благоденствия.

Обозначены вопросы по количеству военнопленных, кто из них не вернулся обратно в страну, а эмигрировал или кто вернулся, числился пропавшим без вести, а потом повторно был призван на фронт.

Вызывают вопросы и соотношение военных и гражданских потерь, которые оцениваются 1:3, отсюда и закономерное сомнение: находиться на оккупированной территории было в три раза опаснее, чем на передовой ?
Разве такое возможно ?

Это же касается и количества не вернувшихся граждан Союза, вывезенных на работы в Германию.
Возникает вопрос: под каким знаменем воевали ?
Получается, что все жители СССР как один сражались против фашистской Германии и ее союзников, а это не так.
Можно ли записывать в списки потерь предателей, коллаборационистов, бандеровцев, «лесных братьев» ?

«Почему-то никто не задавался вопросом: а в потерях какой армии и какой страны учтены погибшие солдаты РОА и партизаны из отрядов УПА* ?» - спрашивает Беляков.
Приводит пример, как в Крыму местные жители сожгли красноармейцев-разведчиков. Те, которые сжигали – это тоже наши потери?

Еще раз подчеркнем : вопросы Белякова здравые и убедительны, его критика практики подсчетов потерь страны лишена какого-либо политического окраса.

По большому счету, эти выводы можно назвать сенсацией, они лишают почвы многочисленные истерики и спекуляции.
Это уже совершенно иной вектор, направленный на исторический реализм, на историческую правду, избавленную от инерции магии запредельный цифр и их манипуляции.

В итоге мы возвращаемся к тому, откуда пришли – к «брежневским» 20 миллионам, только они являются не точкой отсчета, а максимальной цифрой, выше которой – спекуляции и демагогия.

Эта правда в арифметике жертв войны необычайно важна в контексте недопущения переписывания ее истории, акценте на бесталанном руководстве, цене человеческой личности, которая, как нас настойчиво убеждали, не стоила и медного гроша.

Правда необходима и для разделения героев и предателей, которые оказались вписанными в общий ряд жертв.

Все манипуляции призваны подвести аудиторию к вопросу о цене Победы и утверждению о том, что без пакта Молотова-Риббентропа войны бы и не было... Однако вся эта логическая линия рассуждений существует не сама по себе, а в еще более широком контексте.

Речь идет о тезисе о преступности советского периода истории страны.
Его синоним – смерть.
Абсолютный Мордор.

И здесь, симметрично с возгонкой цифр военных потерь выстраивается и громада цифр жертв сталинских репрессий.

Как и в случае с потерями в Великой войне используется такой же принцип пропагандистской гиперболизации.
В сознании людей укоренилось, например, восприятие сталинского периода как жесточайшей мясорубки, происходившей без каких-либо причин (нас убедили, что жертвы – безвинны).

В этом случае, как правило, доходят до совершенно фантастических цифр. Когда возникали сомнения в их правдивости, то заверяют, что зло невозможно измерить количеством и употреблять такие сравнительные категории как много или мало.

К примеру, как-то литератор Сергей Минаев потребовал «прекратить, наконец, этот вредный треп, сколько у нас было наших мертвых - 649 243 человека или 1 500 000 или 10 миллионов».

На самом деле, есть ли разница ?
Но, когда из рукава вытаскивали жуткие миллионы разница имелась.
Когда же арифметическая эйфория улеглась, любые сомнения в правоте демонических цифр воспринимаются уже оправданием самих репрессий…

Так что же делать с разницей между полюсами: 649 243 человека или 10 миллионов ? Это конкретные люди или цифры в логике манипуляции, расходный материал для аргументации своей идеологии ?

Этим людям, которые составляют разницу, необходима историческая справедливость или это наши «мертвые души» в грандиозной чичиковской афере?..

Во все этом есть определенная инерция, набор привычек, из которых складывается удобный образ мира.


В свое время председатель «Мемориала» Арсений Рогинский выступил с докладом «о молчании историка».
Он говорил о выборе, который лично ему однажды необходимо было сделать.

С одной стороны - устоявшееся мнение об огромных цифрах «советского террора», где счет идет на многие десятки миллионов.
А с другой - собственные подсчеты, основанные на объективных данных: «с 1921 по 1987 год органами безопасности было арестовано 7 миллионов 100 тысяч человек».

И как быть с этими объективными данными, когда идет общий эмоциональный вектор стратегии на гиперболизацию ?
Правильно, не идти против течения и дальше продолжать свою деятельность по обличению «советского террора».

Такой вот консенсус с общественным мнением.
С сокращениями


---
Смотрим диаграмму в начале поста.

Если к предвоенной численности приложить послевоенный рост численности населения СССР, то получим 42,7 млн. общих потерь населения на 1946 год.
Общих означает сумму сниженной рождаемости, повышенной смертности всего населения и минус миграция тех, кто не вернулся после немецкого плена и остарбайтерства.
Умным этого вполне достаточно для понимания того, что новая озвученная цифра убитых и погибших в 42 млн. человек никак не может быть верной, иначе на снижение рождаемости и миграцию останется только 0,7 млн. человек, что есть полный бред.

Кстати, используя этот метод видно, народы СССР от развала СССР потеряли 53,4 млн. человек на 2010 год.
То есть распад СССР ударил по нам сильнее, чем ударил Гитлер в 1941 году.
Может потому нынешние власовцы так стремятся увеличить цифры потерь в 1941-45 годах ?

Оригинал взят у ledy_lisichka в Зачем нужны правда и неправда о потерях в Великой Отечественной войне ?


promo goodspb june 4, 00:24 91
Buy for 100 tokens
Помните детскую считалку? « На золотом крыльце сидели: царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной. Кто ты будешь такой? Отвечай поскорей, не задерживай добрых людей». Так вот, на мой взгляд, пришло время определиться каждому, кто он есть такой и на чьей стороне стоит. Без…