Дети-террористы под руководством матери-героини

Кто стоял за трагедией семьи Овечкиных и их невинных жертв в захваченном джаз-бандой самолете?

8 марта 1988 года на борту Ту-154, летевшего из Иркутска в Ленинград, царило праздничное настроение. Но на полпути всё неожиданно изменилось. В международный женский день не все женщины остались в живых. Вместо цветов получит пулю стюардесса, и руками собственного сына будет убита мать семейства, потребовавшего изменить маршрут и лететь за границу. В целом же этот захват самолета станет одной из самых тяжелых страниц в истории советских авиаперевозок – по количеству жертв и вопросов, оставшихся без ответов.




Чего им не хватало?

На известной фотографии 1985 года – Ольга, Татьяна, Олег, Нинель Сергеевна (держит за плечи Ульяну и Сергея), Александр, Михаил, Дмитрий и Василий Овечкины. В кадр не попали фотографировавший семью Игорь и отсутствовавшая Людмила. Об этих людях сняты фильмы, но реальность всегда отличается от ее художественного осмысления.
Страна, из которой Овечкины захотели вырваться, подарила им две трёхкомнатные квартиры. Был еще и дом с подсобным хозяйством в предместье Рабочее. Было звание «Матери-героини» у главы семейства, матери одиннадцати детей Нинели Сергеевны Овечкиной, которой на момент угона самолета исполнился 51 год.




Выросла Нинель Сергеевна без отца – он был осужден на длительный срок. Со временем лишилась и матери: ее застрелил сторож при попытке кражи картофеля с охраняемого поля. Между рождением своих детей Нинель Овечкина работала продавщицей. Овдовела мать семейства за четыре года до трагедии. Отца детей Дмитрия Дмитриевича не стало в 1984 году. Семейный джаз-бэнд «Семь Симеонов» семеро сыновей создали за год до его кончины.


Возглавлял ансамбль Василий (ударные), с ним играли Олег (саксофон), Дмитрий (труба), Игорь (клавишные), Александр (контрабас), Михаил (тромбон) и Сергей (банджо). Участникам было от 8 до 26 лет. Официально члены ансамбля числились музыкантами при объединении городских парков «Досуг»
В середине 80-х годов старшие сыновья Вася, Дима и Олег по очереди ушли в армию – служили в «красных казармах» в Иркутске. К тому времени талантливые самородки уже были известны в своем городе: об уникальном коллективе рассказал документальный фильм Восточно-Сибирской киностудии.
Семеро участников домашнего ансамбля вне конкурса были зачислены в легендарную «Гнесинку». Но «Симеоны» оставили музыкальную науку уже на втором году учёбы – из-за гастролей, в том числе, и зарубежных.


В 1987 году Овечкины выступали в Японии. За границей, по рассказу одного из уцелевших после теракта членов семьи, советским аматорам и поступило предложение выпустить диск то ли в английской, то ли американской звукозаписывающей компании. Тогда-то «Симеоны» и договорились поменять жизнь, сбежав из СССР. Решили угнать самолет, чтобы попасть за границу всей семьей. Взяли на это рискованное мероприятие и сестру Ольгу, торговавшую в киоске возле ресторана «Ангара», и школьников Мишу, Серёжу, Ульяну и Таню, которым было от 9 до 14 лет.



Я уеду жить в Лондон

Что подтолкнуло вполне благополучную семью к столь резонансной авантюре? Или может, точней было бы спросить, кто? Впрочем, мы вряд ли узнаем об этом. Если вспомнить хронологию развала Советского Союза, события подобного рода стали тогда обыденным явлением. А кровавая расправа с образцово-показательной творческой семьей, «выбравшей свободу», была прекрасной иллюстрацией бесчеловечности тоталитарного коммунистического режима. Кстати, остаться за рубежом Овечкины могли еще в Японии, но тогда из-за случайности этот план осуществить не удалось. Но ведь это можно было сделать и во время следующего выезда за рубеж. Да и СССР оставалось существовать всего ничего. Почему-то потребовалось именно такое громкое шоу с захватом самолета…
Свой дерзкий план примерная семейка разрабатывала с полгода. В полёт Овечкины должны была отправиться с огнестрельным оружием и взрывчаткой. Багаж музыкантов, летевших якобы на концерт в Ленинград, состоял из сотни патронов, самодельных бомб и двух обрезов. Для проноса на борт оружия они поработали над футляром для контрабаса – во время досмотра модернизированный кофр не поместился на ленту транспортера и не был просвечен рентгеновским аппаратом.


Каким образом группе пассажиров удалось избежать досмотра багажа, загадка. Арсенал оружия – не иголка в стогу сена, и беспрепятственно пронести его на борт даже по технически несовершенным временам было нереально. Объяснение, что «Симеонов» сотрудники аэропорта знали в лицо, а потому и не ожидали от них сюрпризов, не выдерживает критики: не Кобзон с Зыкиной, согласитесь, летели…
Доморощенные «звёзды», между тем, спокойно прошли предполётный контроль и в полной амуниции поднялись на борт Ту-154, следовавший из Иркутска в Ленинград. И так же невозмутимо, как будто получили заверения в безопасности, после дозаправки в Кургане потребовали изменить курс на Лондон.


Это захват!

Свои требования Овечкины заранее написали в записке, которую передали через стюардессу пилотам: «Летим в Лондон. Иначе взорвем самолёт!». В знак решимости старшие братья нацелили в салон обрезы 16-го калибра.
Почему экипаж не воспользовался предусмотренным для чрезвычайных случаев оружием? У лётчиков были при себе пистолеты Макарова, и они имели право нейтрализовать захватчиков выстрелами на поражение. Ведь на кону были жизни 76 пассажиров.
Второй пилот готов был разобраться с террористами и попросил на это разрешения у командира экипажа. Но, взвесив силы и подумав о возможных последствиях, летчики решили положиться на указания с земли. Впрочем, как показали последующие события, лучше бы они попробовали обезвредить преступников своми силами…
Руководить операцией по захвату террористов взялись специалисты. И пока к встрече борта готовились силы госбезопасности, экипаж должен был попробовать договориться с захватчиками об уступках.
По инструкции бортинженеру Иннокентию Ступакову предстояло убедить вооружённых бандитов, что остатка топлива до Лондона не хватит. Придется сесть на дозаправку. Самолет вылетит за границу, если «Симеоны» отпустят во время посадки пассажиров. Но террористы напомнили, что условия здесь диктуют они: заложники полетят с ними.


Вместо Котки – Вещёво

Тогда был взят курс на Финляндию. На словах. Стюардесса Тамара Жаркая успокоила преступников, что воздушное судно готовится к посадке в аэропорту финского города Котка. На самом деле местом встречи лайнера должен был стать находящийся под Выборгом военный аэродром Вещёво.
Экипаж делал всё, чтобы террористы не заподозрили обмана, и рассчитывал на профессионализм спецслужб, которым было поручено их обезвредить. Увы, на земле почему-то всё пошло не так, как должно было произойти по правилам противодействия терроризму.
Когда в 16:05 борт совершил посадку в Вещёво, в иллюминаторах показались… советские военные. Их даже не удосужились переодеть – если не в рабочую униформу сотрудников аэропорта, то хотя бы в нейтральную гражданскую одежду. Кто-то на ходу срывал с головного убора кокарду, а другие бежали к лайнеру в погонах.


Когда к самолету подрулил еще и топливозаправщик с надписью на русском «Огнеопасно», Овечкины поняли: их обманули. В приступе гнева 24-летний Дмитрий в упор застрелил находившуюся в салоне стюардессу Тамару Жаркую.
Мать террористов велела брать приступом кабину лётчиков. Когда штурм не удался, и прорваться к пилотам не получилось, братья пообещали начать расправу над пассажирами. Отпустить детей и женщин отказались. Дозаправка и вылет, иначе всем конец!


Операция «Имитация»

Пришлось имитировать подготовку ко взлету. Наружу был выпущен бортинженер, который стал открывать топливные баки. Возня с дозаправкой была прикрытием для прибытия на борт двух групп захвата: одна должна была проникнуть в самолет со стороны кабины пилотов, другая – с хвоста. Операция началась одновременно с выруливанием Ту-154 на взлетную полосу. Но и её по результату можно назвать «имитацией». Бойцы спецназа на самом деле оказались… сотрудниками патрульно-постовой службы. Не удивительно, что они не справились ни с одной задачей по спасению ситуации: не удалось сохранить ни человеческие жизни, ни самолет.


Открыв огонь, ворвавшаяся со стороны кабины пилотов группа быстрого реагирования не попала ни в одного террориста, зато ранила четверых пассажиров. Музыканты Овечкины показали гораздо лучшую огневую подготовку: ранили в перестрелке нескольких силовиков, и бойцы укрылись от пуль в бронированной кабине пилотов. Не смогли похвастаться успехами и члены второй группы, проникнувшие в салон через люк в хвостовой части. Целясь по ногам захватчиков, всю обойму патронов они выпустили мимо...


Страшная развязка

Пассажиры вжались в кресла, ожидая расплаты за неумелые действия горе-штурмовиков. Теперь их точно убьют захватчики, которым нечего терять. Но террористы приняли иное решение. Овечкины посовещались с матерью и взорвали бомбу. От взрыва погиб один из братьев – 19-летний Александр. Тогда Нинель Сергеевна приказала выжившим детям застрелиться. А первой под обрез встала сама: старший сын Василий нажал курок без колебаний.
Самолёт горел, пассажиры паниковали. А захватчики хладнокровно уходили из жизни. Следующим под обрез встал 24-летний Дмитрий, за ним – 21-летний Олег. Не захотел умирать 17-летний Игорь: спрятался от братского прицела в туалете. Тогда 26-летний Василий выстрелил в себя.
Пассажиры тем временем открыли дверь и в отсутствие трапа стали прыгать с высоты фюзеляжа на землю, где их не очень вежливо «принимали» силовики. От пламени люди спаслись, от травм и переломов – нет.


«Освобождение» заложников завершилось в 20:00. Итог оказался плачевным: взорванный авиалайнер Ту-154Б стоимостью 1,4 млн. рублей сгорел до остова, погибло 9 человек (пять террористов, бортпроводница и трое пассажиров, задохнувшихся в дыму), ранения и травмы получили 19 человек (двое Овечкиных, двое милиционеров и пятнадцать пассажиров). Именно «освободители» всадили пули в пассажиров и поспособствовали расправе загнанных в угол террористов над стюардессой. А из семьи захватчиков бойцы обезвредили лишь ребенка: тяжело ранили в бедро Сережу. Кроме малолетних детей и спасшегося от братского расстрела Игоря, из летевших Овечкиных уцелела 28-летняя Ольга.


Недалёкие и грубые люди

«Из всех Овечкиных мне жаль разве что Ольгу – я помню, как она обнимала прильнувших к ней в страхе двоих детей», - вспоминал командир захваченного борта № 85413 Валентин Куприянов.
«Первое впечатление о симпатичных и ухоженных парнях оказалось обманчивым, - рассказывала бортпроводница Валентина Николаева. – Впоследствии террористы показали свой звериный оскал. Переменившийся в лице Олег швырнул меня в кресло и направил в лицо обрез. Сказал, что я выйду с ними в Финляндии. Увидев, что меня знобит, неожиданно подал снятую с себя куртку. Раздражённый брат Василий пообещал меня «грохнуть», сообщив, что «одну стюардессу уже прикончили». Но когда он нацелил на меня ствол, Олег выстрелить не позволил. Хотя сам собирался пристрелить обманувшего с заправкой бортинженера Ступакова. Отговорила его с большим трудом».
«Вели себя Овечкины агрессивно, как плохо слаженная банда, - делился впечатлениями второй пилот Александр Анисимов. – По всей видимости, не шибко грамотные люди. И бомбу кустарно изготовили, и в кабину проникнуть, минуя дверь, не смогли, и истерили перед штурмом, как обманутые в ожидании подарка дети».


А вот как характеризовали Овечкиных их соседи: «Это семейство с другими людьми не считалось – даже дети», «Они ни с кем не дружили», «Барство, надменность, гордыня и неуживчивость», «Хамство, наглость и вечный мат», «Недалёкие и грубые люди».


Жизнь наперекосяк



Следствие по факту захвата самолёта длилось около пяти месяцев. 17-летнего Игоря приговорили к восьми годам лишения свободы, 28-летнюю Ольгу – к шести. Оба вышли на свободу, отсидев половину срока, но жизнь ни у кого  не задалась. Игорь вскоре был арестован за торговлю наркотиками и погиб от рук сокамерника в СИЗО, а спившуюся Ольгу убил в пьяной ссоре сожитель.
Незавидна и судьба младшей дочери Нинели Сергеевны Ульяны: она, как в свое время и отец, подружилась с алкоголем и дважды в подпитии бросалась под машину. Покалечилась и стала инвалидом, а муж её погиб.
На инвалидности сегодня и тромбонист Михаил – после инсульта живёт в хосписе. Правда, не в родном Иркутске и не в Питере, где некоторое время играл в разных джаз-ансамблях, а в Барселоне, куда переехал на постоянное место жительства и зарабатывал на жизнь музыкой.
Об осевшей в Черемхово Татьяне после замужества и рождения ребенка ничего не известно – она сменила фамилию и потерялась, как и игравший с Игорем в ресторанах ее брат Сергей.
После того как участвовавших в теракте 9-летнего Сережу, 10-летнюю Ульяну, 13-летнего Мишу и 14-летнюю Таню выпустили из иркутского СИЗО, где они устраивали голодовку и вешались, младших Овечкиных отдали на воспитание их старшей сестре, 32-летней Людмиле. С мужем и тремя собственными детьми она жила отдельно от родни и не участвовала в захвате. Ей не было известно о готовящемся теракте, но пришлось расхлебывать его последствия. После оформления опеки над младшими братьями и сестрами семья вдесятером ютилась в одной комнате. К себе в Черемхово (шахтерский город неподалеку от Иркутска) Людмила забрала не только несовершеннолетних сирот, но и двух племянников: родившуюся в тюрьме Ларису – дочь сестры Ольги, оказавшейся на момент ареста беременной (Лариса впоследствии поступила в университет), и ее младшего брата Васю, которого после смерти матери тоже поставила на ноги тетя.
При этом Людмила отказалась публично отречься от преступницы-матери (все убитые в самолете Овечкины похоронены в Выборге) и не согласилась передать родню на попечение голландскому бизнесмену, предлагавшему большие деньги за возможность реанимировать столь громко прорекламированный брэнд «Семь Симеонов»…



В 1999 г. был снят фильм «Мама», в котором факты биографии Овечкиных трактуются весьма вольно. Овечкиным фильм не понравился, особенно из-за искажения причин, вследствие которых их семья-кинопрототип решилась на захват пассажирского самолета. Игорь Овечкин был возмущен и пригрозил подать в суд на создателей фильма: «Никто даже не поинтересовался нашим мнением. Все из газет узнали. Авторы "Мамы" ничего в случившемся так и не поняли».


Были и предшественники

В это с трудом верится, но в истории советской и российской пассажирской авиации насчитывается более сотни случаев угона гражданских лайнеров – около 30 удавшихся и свыше 90 не состоявшихся. При этом больше 100 человек погибли, не считая двух десятков уничтоженных террористов.
Например, 15 июня 1970 года попытку угнать самолёт с целью побега из СССР предприняла группа советских диссидентов. Бывший лётчик Марк Дымшиц с  Гилелем Бутманом придумали операцию «Свадьба», которая должна была стать не только способом добраться группе советских евреев до Израиля, но и политической акцией для воздействия на не выпускавшее их из страны руководство СССР.


По задумке, договоренные пассажиры борта Ту-124 (до 50 человек) якобы летят на еврейскую свадьбу из Ленинграда в Мурманск. Посадить же самолет после захвата планировалось в Финляндии либо Швеции. При форс-мажоре или отказе пилотов лететь за границу управление лайнером собирался взять на себя имевший летную практику угонщик.
Но по ряду причин первоначальный план претерпел изменения, и захватить решено было следовавший из Ленинграда в Приозёрск «кукурузник». Пилотирование Ан-2 после нейтрализации пилотов собирался взять на себя все тот же Дымшиц. На малой высоте он должен был пересечь границу и сесть в шведском Будене, попросив убежища у властей.
В захвате согласились участвовать 13 человек (отсидевший семь лет антисоветчик Эдуард Кузнецов и семейные кланы, включая жену и двух дочерей Марка Дымшица), а также двое русских диссидентов – Юрий Фёдоров и Алексей Мурженко.
Однако акция была провалена: о плане заговорщиков стало известно спецслужбам. У трапа в Ленинграде были арестованы 12 человек и четверых задержали в Приозёрске. Взяли сотрудники КГБ и Гилеля Бутмана, хотя от участия в угоне самолета он в решающий момент отказался. На него завели дело о сионистском подполье.


С одобрения Запада

Не успели в СССР осудить «группу Дымшица», как через четыре месяца после их ареста, 15 октября 1970 года был захвачен Ан-24 вооруженными литовскими террористами. Очередными захватчиками стали отец и сын: 45-летний Пранис Бразинскас и 13-летний Альгирдас. Из обрезов они убили 19-летнюю бортпроводницу Надежду Курченко и ранили несколько человек, открыв огонь по пассажирам и экипажу. Борт приземлился в Турции, где террористы сдались властям: Советскому Союзу их не выдали.


Чтобы этот случай не стал примером для подражания новым угонщикам, Марка Дымшица и Эдуарда Кузнецова по совокупности статей (измена Родине, угон самолёта и антисоветская агитация) в декабре 1970 года приговорили к расстрелу (правда, впоследствии заменили высшую меру на 15 лет лишения свободы). Сроки от 4 до 15 лет получили и другие десять участников заговора. А спустя девять лет пятерых угонщиков СССР обменял на двух осуждённых в США советских разведчиков, и Кузнецов с Дымшицем эмигрировали в Израиль. В том же 1979 году были выпущены на свободу и другие участники неудавшегося угона. Был среди них и Иосиф Менделевич, которого лично принимал впоследствии в Белом Доме президент США Рональд Рейган.


Громкие угоны


И напоследок еще пять нашумевших фактов воздушного терроризма, где были и жертвы, и герои.
1 мая 1978 года террорист потребовал посадить в Иране советский борт Ил-18, следовавший из Ашхабада в Минеральные Воды. Захватчика убил второй пилот, а самолёт посадили в Ашхабаде.
5 июля 1983 года террористами был захвачен Ту-134, летевший из Москвы в Таллинн. Захватчики требовали лететь в Швецию или Англию. Обезвредил преступников применивший личное оружие сотрудник фельдсвязи. Одного террориста он убил, другого ранил.
18 ноября 1983 года 57 пассажиров Ту-134, следовавшего по курсу Тбилиси - Батуми - Киев - Ленинград, стали заложниками террористов, потребовавших сесть в Турции. Во время их обезоруживания ситуация вышла из-под контроля: преступники убили стюардессу и бортмеханика. Самолёт приземлился в Тбилиси, а захватчиков обезвредили лишь на следующий день.


7 июня 1990 года террорист объявился на борту Ту-154, следовавшего из Грозного в Москву. Захватчик потребовал садиться в Турции, но был застрелен.
15 марта 2001 года атаке подвергся рейс «Стамбул - Москва». Ту-154 захватили чеченские боевики. Тогда погибли гражданин Турции и российская стюардесса. Освободил пассажиров международного рейса в аэропорту города Медина саудовский спецназ.
Как видим, воздушный терроризм и политика – понятия пересекаемые. Остается просить защиты у неба: во всех смыслах этого слова.



© Вячеслав Капрельянц, 2017



promo goodspb сентябрь 8, 17:46 364
Buy for 100 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…
овечкины - дебилы. в 1988 году можно было без особых проблем выехать из союза
Раннее утро, туман, холодный северный порт,
Но никакой не Стокгольм, а Ленинградская военная часть,
Холодный ветер в проём, за чёрной маской глаза, и для него это спорт,
Я для него только цель, за первым залпом - второй,
Его я слышал ещё, затем была тишина


Tequilajazzz - Самолет
Скорее всего теракт был условием для заключения контракта. А в Японии они заключили изобличающие соглашения с ЦРУ. Стандартная практика, чтобы некуда было деться. То, что случилось заслуга этой бабы. Ей деньги глаза застили, а детям морально проще было. Но все равно, взрослые уже полностью разделяют ее вину. А Запад естественно поддерживал терроризм в СССР. Это и подвигало этих мразей и им подобных.
Скорей всего так и было... Как всегда - если недочеловеку посулить денег, он сделает что угодно((