Ледяное шоссе, которое когда-то перевозило ледники из Намибии в Бразилию

Американская «Нью-Йорк таймс» (The New York Times) опубликовала 5 дней назад статью, которая только сегодня случайно попалась мне на глаза на её сайте и, по прочтении, показалась очень интересной. Почитаем?

Морены - низкие холмы, образованные горными породами, которые принесены  быстро движущимися льдами в Намибии. Предоставлено университетом Западной Вирджинии.
Морены - низкие холмы, образованные горными породами, которые принесены быстро движущимися льдами в Намибии. Предоставлено университетом Западной Вирджинии.

Исследователи собрали мозаику из льда, которая когда-то тёк между двумя сушами, теперь разделенными океаном

Намибия славится своими пустынями, в том числе старейшими в мире, обширным пространством волнистых выжженных песчаных дюн, которые порою окутывает лёгкий туман. Но около 300 миллионов лет назад Намибия была заморожена и находилась недалеко от Южного полюса, напротив того пространства, что сейчас является Южной Америкой в ​​пределах формирующегося суперконтинента Пангея.

Там проходила супермагистраль быстро движущегося льда — ледяные осколки соскальзывали с колоссальной ледяной шапки на юге Африки и вырезали «автографы» на скальном ложе, когда въезжали в нынешнюю Бразилию. Сегодня две страны разделены примерно 3500 милями Атлантического океана. Но группа исследователей сообщила в прошлом месяце в научном журнале PLoS One, что восстановила картину этого древнего потока льда между двумя массивами суши.

Ключевое доказательство являют собой разрозненные намибийские холмы, образовавшиеся давным-давно в результате миграции ледников и течения ледяных рек. Это исследование приводит некоторые из самых старых описаний этих ледяных скульптур, а впервые они были описаны в южной части Африки.

Read more...Collapse )
promo goodspb сентябрь 8, 2017 17:46 741
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…

Потери экспорта России от санкций в 2018 г.



В отношении российских товаров по состоянию на конец 2018 года 62 страны применяют 159 ограничительные меры, говорится в мониторинге Минэкономразвития за 2018 год.

Сумма предполагаемого ущерба от введенных мер, по экспертной оценке, составляет $6,3 млрд.

Лидером по числу ограничительных мер в отношении продукции из РФ являются (вот тут вы сейчас удивитесь) :

Read more...Collapse )
---

Санкции и ограничения не одно и то же, так ?

«Идеология благополучия усыпляет нашу свободу!»

БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ FIGAROVOX. По мнению философа Бенуа Эльбпюнна, благополучие заменило счастье и теперь превалирует как абсолютный императив. Становясь целью маркетинга, оно находится в центре идеологии, которая способствует поиску чувственного комфорта и постепенно лишает личность свободы.

Бенуа Эльбрюнн (Benoît Heilbrunn) — профессор философии и маркетинга европейской Высшей школы коммерции. Автор нескольких книг по маркетингу, он только что опубликовал «Одержимость благополучия» (Изд-во «Робер Лаффон», февраль 2019 года).

Занятия йогой на вершине башни Монпарнас (Париж, июль 2017 г.). Жофре ван дер Хассель / АФП.
Занятия йогой на вершине башни Монпарнас (Париж, июль 2017 г.). Жофре ван дер Хассель / АФП.

Поль СЮЖИ (Paul Sugy)

FIGAROVOX: Вы пишите, что «счастье — одно из несдержанных обещаний современности». Почему?

Бенуа Эльбрюнн: Современность опирается на такие высокие понятия как прогресс, свобода и счастье. Большинство деятелей Просвещения, в частности Кондорсе, были убеждены, что технический прогресс является синонимом нравственного прогресса, и что человек способен вести более счастливую жизнь, если понимает суть счастья. Кстати говоря, ни одна эпоха не уделяла столько внимания вопросу счастья, как Просвещение. В представлении людей XVIII века, между свободой и счастьем существовала тесная связь. Свобода не только лежала в основе нового освободительного политического проекта, но и стала ключевым звеном договора, который впоследствии сформировал структуру общества потребления и называет свободу выбора неотъемлемым условием счастья. Кстати, именно поэтому некоторые, приравнивая общество к рынку, сделали из маркетинга (синоним свободного выбора товаров) гарант демократии.

Как бы то ни было, нужно признать, что современность не смогла сдержать обещание счастья: человек не продемонстрировал значительного исторического прогресса в данном направлении. Исследования демонстрируют, что мы не стали счастливее наших предков, хотя у нас больше свободного времени и развлечений, тогда как продолжительность жизни возросла благодаря медицине. Таким образом, погоня за счастьем (с потерей иллюзий насчет возможности нравственного прогресса) представляет собой одну из явных неудач проекта Просвещения. Но что же можно пообещать людям, если счастья уже нет на горизонте? Капитализм нашел как нельзя четкий ответ на этот вопрос: нужно предложить людям, которые в своем большинстве неспособны на счастье, его аватар под названием «благополучие». Счастье является длительным состоянием, которое подразумевает идею желания, ожидания и перспективы, тогда как благополучие — это преходящая и по большей части чувственная эмоция.

— То есть, благополучие, как и деньги, не приносит счастья?

— Вопреки известной пословице, деньги как раз-таки приносят счастье, но до определенного момента. Как показал экономист Ричард Истерлин (Richard Esterlin) в 1960-х годах, рост дохода повышает уровень счастья человека. Эта тенденция сохраняется примерно до отметки в 50 000 долларов, после чего начинается застой. Другими словами, доход выше этого порога не может сделать человека намного счастливее.

Но главное не в этом. Экономика счастья выстраивается на основании идеи о том, что внешние факторы в конечном итоге не становятся определяющими для счастья человека. Гедоническая психология продвигает представления о том, что доход и внешние обстоятельства мало влияют на счастье человека. Это означает, что на каждого человека ложится весь груз его несчастья. На него не просто перекладывают всю ответственность за то, что он не ощущает счастья, но и пытаются привить ему чувство вины за такие чувства в обществе, которое называет стремление к счастью безусловной ценностью. То есть, это двойное бремя, подспудной технологией которого становится маркетинг. Ведь что такое маркетинг? Это мощнейшая технология, которая манит людей отблесками счастья, но в то же время постоянно говорит им, что они несчастливы, потому что не соответствуют тому, чем нужно быть или чем они хотели бы быть. Маркетинг — это коварный механизм, который психологически расшатывает людей, непрерывно указывая им на несоответствие желаемого и действительного. Этот разрыв постоянно растет усилиями воображения и риторики брендов, позволяя продать удовольствие или благополучие под видом счастья. Этот фокус лишь усиливает неудовлетворенность, чтобы дать толчок потребительским порывам, и намеренно создает путаницу между удовольствием, счастьем и благополучием. Он представляет собой главную движущую силу эмоционального капитализма, то есть капитализма, который считает, что полезность потребления сводится к формированию эмоциональной окраски товара.

Я поддерживаю мысль о том, что благополучие стало товаром эмоционального капитализма, который окончательно отказался от счастья в качестве горизонта и общественного проекта.

— Вы не раз цитируете Токвиля как ключевого свидетеля этой смены парадигмы…

— Во время поездки в Америку Токвиль действительно был поражен той значимостью, которую приобрел «Бог комфорта». По его словам, тому был посвящен целый культ невоздержанности. Стремление к комфорту представляет собой одну из главных характерных черт демократических обществ. Как говорил Токвиль, любовь к благополучию — страсть, которую равенство закладывает в сердце каждого человека. Это одна из главных характеристик демократической эпохи. Кроме того, Токвиль первым понял анестезирующее воздействие благополучия. По его словам, стремление к благополучию нацелено на эгоистические интересы, которые вызывают в нас страх перед любыми проявлениями свободы. Поэтому горизонт благополучия создает условия для возникновения тирании: если человек обрел благополучие, страх потерять его становится главной причиной беспокойства. Другими словами, страсть к благополучию не подталкивает к бунту и борьбе. Как он считает, благополучие ведет нас к авторитарному правительству, поскольку только ему по силам сохранить такое распределение материальных благ. В результате комфорт может подтолкнуть человека к отречению от свободы.

— «Одержимость благополучием», судя по всему, также является следствием вступления Запада в период материализма. Как вам кажется, именно это отражает приключение Робинзона Крузо?

— Сначала следует разобраться с тем, что скрывается за понятием «материализм». Многие приравнивают его к обладанию материальными благами, что на самом деле представляет собой нонсенс. Изначально материализм является философией, которая сводит все к принципу материи и ее изменения, отказываясь от духовности. Стремление к комфорту, разумеется, поднимает вопрос нашего отношения к материи под углом необходимости. С развитием политэкономики в XVIII веке люди начали задаваться вопросом о том, обладание каким имуществом позволяет вести достойную жизнь.

Даниэль Дефо первым ответил на него, показав, какие блага абсолютно необходимы Робинзону для жизненного комфорта. В первую очередь, Робинзону понадобилось следующее: пища, одежда, спиртное, книги, табак, металлические инструменты, крыша. Он набил карманы деньгами, что, разумеется, представляет собой скрытую критику логики накопления, поскольку на острове деньги нельзя было на что-то обменять. Кстати говоря, «Робинзон Крузо» поднимает одну из ключевых проблем идеологии комфорта. Эта книга первой поставила вопрос общества, изобразив человека в полном одиночестве. Речь шла уже не о жизни рядом с себе подобными, а об отношении индивида к материальным благам. Какие блага действительно позволяют ему обрести комфорт?

— Как именно «принуждение к благополучию» становится уловкой общества потребления?

— Это уловка в том плане, что конечной целью представляется то, что на самом деле должно было быть просто средством существования. Наша культура телеологическая по своей сути: она формирует наше поведение на основании целей и средств. Именно поэтому психологи четко различают инструменты (средства) и конечные ценности (они несут в себе цель). Так, функциональность, скорость и безопасность представляют собой инструменты, а любовь, свобода и дружба — конечные ценности. Милтон Рокич (Milton Rokeach) первым провел эту черту в 1960-х годах и утверждал, что комфорт представляет собой конечную цель. Именно такое восприятие комфорта позволило обществу потребления превратить благополучие в товар… Оно представило его как счастье, хотя на самом деле все сводится к торговле удовольствием.

— Кроме того, благополучие стало целью государственной политики и ключевым понятием менеджмента. Вас удручает этот факт. Почему?

— Идеология благополучия уходит корнями в том числе в устав ВОЗ 1948 года, который расширяет регистр здоровья, включая в него физическое, психологическое и социальное благополучие. Последствием такого расширения сферы благополучия стала чрезмерная психологизация понятия. Благополучие стало горизонтом любой касающейся общества или здравоохранения политики. С этим связано, например, распространение идеологии «заботы», которую некоторые даже хотят сделать частью политической программы.

Достойное поведение и внимание к другим людям, безусловно, должны быть политическими идеалами. Как мне кажется, это даже не обсуждается. Только вот нам не стоит идти на поводу у коммерческих организаций, которые стремятся воспользоваться этой идеологией. Разговоры о том, что компании отныне заботятся о счастье сотрудников (или, например, окружающей среде) — все это сказки, их цель — запудрить нам мозги. Благополучие — это в первую очередь товар, эмоциональный товар, чья экономическая стоимость может быть увеличена. Кроме того, это способ повысить эффективность и производительность сотрудников. Если человек хорошо чувствует себя в своей профессиональной среде, он будет больше настроен на сотрудничество, лучше работать и меньше требовать. Засилье благополучия очевидно накладывается здесь на идеологию производительности. Благополучие — не новый опиум для народа, однако оно позволяет усыпить сотрудников и подавить стремление к противодействию, поскольку идеология благополучия формирует перспективу общества, которое практически полностью отходит от сопротивления. Благополучие превращается в сильнейший анестетик, когда становится доминирующей идеологией.

— А что насчет «йогизации Запада»? Что вам не нравится в йоге?

— У меня нет абсолютно никаких претензий к йоге. У меня вызывает вопросы лишь ее использование в нашем обществе, которое подтачивают стресс, нарциссизм и пустота. Как и другие люди до меня, я вижу завезенную с Востока практику, которая была переварена западной культурой и полностью лишена своего изначального смысла. Когда йогу импортировали на Запад в конце 1940-х годов, ее в первую очередь лишили духовной и философской составляющих. «Йогизация» относится к практикам, которые не разделяют тело и дух. Хотя во время второй волны на Западе в йогу вновь вернули духовность, она все еще остается почти спортивной практикой, своего рода перерывом в жизни большинства ее адептов. Ее (как, кстати, и медитацию) зачастую воспринимают как средство расслабиться и сбавить темп в обществе, которое полно тревог и заставляет двигаться быстрее. В результате граница между этой практикой и мирской жизнью стирается, что полностью противоречит ее изначальному значению.

— Наступление течений «Нью Эйдж» выявило следующий парадокс: хотя весь Запад перешел на светское общество, наши современники одержимы стремлением к духовности. Словно благополучие становится реализацией христианского обещания создать небесное царство на Земле…

— Идеология благополучия действительно является одним из последствий «овосточивания» Запада. Одним из инструментов такого культурного переноса и правда является «Нью Эйдж», который напирает на духовность существования. Речь идет о том, чтобы найти некий изначальный источник, настоящего себя, дистанцировавшись от мук матери и извращений общества потребления. То есть, это тяга к чему-то священному, но лишенному идеи внешней трансцендентности, как у всемогущего Бога.

По мнению последователей «Нью Эйдж», все мы являемся частью целого, которое представляет собой совокупность созданных из одной материи существ. Следствие принципа равенства заключается в том, что священное (то есть, бог) живет в каждом из нас и во всем сущем. Как бы то ни было, в отличие от христианства здесь нет каких-либо обещаний и перспективы вечной жизни, поскольку это религия без корней, дискурса и обещания. Поэтому ее последователи не могут верить в бессмертие и сосредотачиваются на долголетии. Все это создает крайне выгодные условия для продвижения услуг здравоохранения…

— Наконец, вы говорите, что благополучие формирует внутренний опыт, который отдаляет нас от других людей и усиливает индивидуализм?

— Засилье благополучия закрывает нас в мире без других людей, где считается только чувственный и единоличный опыт. Засилье благополучия представляет собой апологию мира без границ, где нет разницы между чем-либо, потому что все равнозначно. Этот мир стирает индивида с точки зрения независимости суждения, критического мышления и сопротивления, которые обычно и определяют его. Это конечный результат фокусов экономики благополучия, которая представляет эгоизм как индивидуализм…

— Что можно противопоставить благополучию? Согласитесь, сложно хотеть для себя меньше комфорта!

— Само по себе благополучие не является предосудительным. Проблема не в нем самом, а в том, что оно стало горизонтом и целью. Комфорт и благополучие не могут лежать в основе общественного проекта! Благополучие приносит порыв в жертву самосохранению. Оно разыгрывает отдых души и тела против исследования и желания чего-то нового.

Но именно готовность действовать отличает великую жизнь, если верить Ницше.

Оригинал интервью.

Европа в разгар дня

Сегодня в разгар дня мы вновь читаем британскую «Гардиан» (The Guardian), ибо там нынче опубликована весьма примечательная статья о реальностях охлаждения отношений между США и Евросоюзом, что весьма на руку нашей стране в нынешней геополитической ситуации.

Иллюстрация Томаса Пуллина.
Иллюстрация Томаса Пуллина.

Почему Трамп и его команда хотят уничтожить Евросоюз

Обращение Майка Помпео к восточноевропейским государствам является атакой на само существование союза и частью более широкой идеологической битвы

Натали НУГАЙРЕД (Natalie Nougayrède), обозреватель.

Администрации Трампа не только не любит Европейский союз, но и хочет его уничтожить. Поездка госсекретаря Соединенных Штатов Майка Помпео (Mike Pompeo) в Европу на прошлой неделе стала третьем эпизодом в этой атаке, участники которой намерены использовать существующий внутри Евросоюза раскол между востоком и западом. Первым эпизодом из этой серии стала речь Дональда Трампа в Варшаве в 2017 году, которая была пронизана нативистским национализмом. Вторым эпизодом стали действия Трампа в области тарифов в 2018 году, а также его разрушение таких ключевых договоренностей как иранская ядерная сделка и Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). К этому следует добавить его открытую поддержку сторонников Брексита, а также его решение вывести из Сирии американские войска. Все вышеперечисленное затрагивает европейские (включая британские) интересы весьма конкретным образом, в отличие от простых твитов и оскорблений в адрес союзников.

Европа пытается организовать сопротивление. Ангеле Меркель, любимой политической мишени Трампа внутри Евросоюза, устроили настоящую овацию на ежегодной Мюнхенской конференции по безопасности за ее речь, посвященную достоинствам мультилатерализма (multilateralism). Однако нам, возможно, еще только предстоит понять, с чем имеет дело Евросоюз в эту новую, связанную с Дональдом Трампом, эпоху. Человеком, который нынче нашептывает в ухо Трампу, является Джон Болтон (John Bolton), его советник по национальной безопасности. Особенности его направленной против Евросоюза идеологии во всей красе были продемонстрированы во время визита Майка Помпео в Будапешт, Братиславу и Варшаву.

Помпео сделал две значимые вещи. Прежде всего, он фактически завладел празднованием в этом году 30-летия падения коммунизма в восточной Европе, с особым пафосом отмечая близость Соединенных Штатов к тем нациям, которые боролись за свою свободу, при этом он всегда поддерживал правые популистские правительства, которые Евросоюз взял на заметку за их отход от демократических принципов. Во-вторых, своим выбором посещаемых государств Помпео усилил расхождения между теми странами, которые раньше находились за железным занавесом, и теми, которые были по другую его сторону. При таком достаточно хитроумном варианте ставка делается на используемые демагогами в своих интересах чувствительные вопросы, которые в последние годы омрачили способность Евросоюза объединяться.

Кое-что из этого напоминает действия министра обороны США Дональда Рамсфельда (Donald Rumsfeld) в 2003 году, перед вторжением в Ирак, когда он запустил в оборот термин «старая Европа» (плохая) и «новая Европа» (хорошая). Однако значительное отличие состоит в том, что европейский проект сегодня с большим трудом пытается удержаться на плаву, тогда как в тот момент оптимисты считали, что он будет «в числе первых в XXI веке». Написанная Болтоном в 2000 году статья позволяет более точно оценить стратегию Трампа. «Следует ли нам серьезно относиться к глобальной власти?» (Should we take global governance seriously?) — так была озаглавлена статья, которая сегодня воспринимается как дорожная карта намерений администрации Трампа, направленных на разрушение Евросоюза. В ней Болтон подвергает резкой критике «глобалистов», стремящихся опутать национальные государства паутиной международных норм и соглашений, ограничивающих их суверенитет. По его словам, истинно демократический мандат может существовать только на национальном уровне. Попутно он подвергает критике некоммерческие организации (НКО), гражданское общество («которое считает, что оно находится за пределами национальной политики»), а также «безграничную» широту многонациональных и наднациональных институтов. Евросоюз, по его мнению, является «ведущим источником реальной глобалистской политики».

Болтон идет ещё дальше — он считает Евросоюз угрозой для интересов Соединенных Штатов (в прошлом году Трамп назвал ЕС «врагом»). «Европейские элиты» не ограничиваются «передачей своего собственного национального суверенитета в Брюссель, поскольку они, на самом деле, решили передать и часть нашего суверенитета всемирным институтам и подчинить нас их нормам, превратив таким образом Европейский союз в миниатюрного предшественника глобального власти». Он также считает, что Евросоюз «не лишен определенной доли явного антиамериканизма».

Майк Помпео и Виктор Орбан в Будапеште на прошлой неделе. Фото: Balazs Szecsodi / Пресс-служба премьер-министра Венгрии / HANDOUT / EPA
Майк Помпео и Виктор Орбан в Будапеште на прошлой неделе. Фото: Balazs Szecsodi / Пресс-служба премьер-министра Венгрии / HANDOUT / EPA

Неважно, что Трамп, возможно, сделал больше для распространения антиамериканских настроений в Европе, чем другие американские лидеры. Это лишь показывает, что традиционные объяснения нападок Трампа на Евросоюз являются только одной частью картины. Атаки Трампа на Евросоюз — элемент торговой сделки, его тактика, направленная на расширение поставок американского оружия на европейский континент, а также свидетельство его личной неприязни к Меркель, однако все это является лишь проявлением более широкой идеологической битвы за глобальную власть.

Не нужно думать, что написанное Болтоном в 2000 году устарело. Так может показаться только в случае, если вы верите, что у администрации Трампа нет вообще никакой идеологии, а есть только коммерческие интересы. Конечно, будет преувеличением считать, что сегодняшняя Европа способна бросить Соединенным Штатам вызов на глобальной арене, — при сравнении она выглядит слабаком в военном отношении и, кроме того, в течение уже десяти лет пребывает в состоянии кризиса. Однако Европа воплощает собой нечто такое, что Трамп и Болтон ненавидят. Некоторые из числа более крупных европейских государств сегодня пытаются сопротивляться, и избранные ими способы сопротивления явно вызывают раздражение у команды Трампа — речь идет, в том числе, о новых механизмах для обхода введенных против Ирана санкций.

Хотя либерально настроенные жители Центральной Европы могут надеяться на позитивную вовлеченность Соединенных Штатов в этом регионе, — Помпео, к примеру, пообещал поддерживать «независимые средства массовой информации» и разместить силы НАТО в ответ на угрозы со стороны России, — все это отвлекает внимание от того, что я назвал бы «новоязом», использованным в ходе его визита на прошлой неделе. Такие слова как «свобода» и «независимость» потоком выливались изо рта Помпео, когда он отдавал должное тем, кто порвал с коммунистической диктатурой. Однако при этом ничего не было сказано о том, как Евросоюз помогал укреплять демократию. Основанное на ценностях пространство Евросоюза считается более сильным, чем у НАТО — этот альянс в течение многих лет включал в себя страны с авторитарным правлением (вспомним режим Салазара в Португалии, а также греческих полковников, находившихся у власти в 1960-е годы), и сегодня происходит то же самое, если принять во внимание президента Турции Реджепа Эрдогана.

В словах Помпео о свободе прежде всего отражается образ мысли Болтона. «Все американцы ценят свою собственную индивидуальную свободу, они, по крайней мере, желают добра и хотели бы, чтобы и другие наслаждались подобной свободой», — отметил Болтон в 2000 году. Однако, нападая на Евросоюз, он также сказал о том, что рубрика «прав человека применяется теперь по отношению ко многим измерениям и стала важным компонентом глобальных усилий, направленных на сдерживание и ограничение независимого проявления национальными государствами как юридической, так и политической власти». Сегодня подобного рода мысли прекрасно воспринимаются правыми популистами в Варшаве и Будапеште, которые жалуются на реакцию Евросоюза на их ограничительные меры в отношении судей и средств массовой информации.

В тот момент, когда до выборов в Европейский парламент остается менее 100 дней, Помпео присутствует на обеде в Венгрии вместе с премьер-министром этой страны Виктором Орбаном, который хочет перекроить политическую карту Европы таким образом, чтобы она соответствовала его представлениям о «нелиберальной демократии» (illiberal democracy). Возможно, их взгляды не совпадают по вопросу о России, и верно то, что Помпео действительно встретился с представителями НКО в Будапеште, однако не было заметно никаких признаков, свидетельствующих о расхождении взглядов с Орбаном по поводу ценностей. Верно и то, что Помпео посетил Словакию, правительство которой считает себя конструктивным членом Евросоюза, а не его противником. Однако этот визит, возможно, был предпринят для того, чтобы Словакия еще больше оказалась во власти европейских нелибералов (illiberals), а не наоборот.

Визит Помпео стал поддержкой для врагов ориентированного на ценности Евросоюза, а также еще одной атакой на само его существование. Послевоенная Европа смогла восстановить себя в рамках коллективного проекта, и сделано это было благодаря защите и финансовой поддержке со стороны Соединенных Штатов. Сегодня Евросоюз является мишенью многоплановых политических нападок как со стороны Вашингтона, так и со стороны Москвы, а причиной этого являются не только его дела, но и то, чем он является. Чем раньше европейцы это осознают, чем лучше.

Нужен гандикап

Питерские справедливороссы предлагают предупреждать инвалидов об эвакуации автомобиля, предоставив им время убрать машину

Как сообщила мне только что сообщила их пресс-служба, депутаты фракции «Справедливая Россия» в Законодательном собрании Санкт-Петербурга Алексей Ковалев, Надежда Тихонова и Александр Егоров разработали законопроект, призванный смягчить правила эвакуации автомобилей со специальным знаком «Инвалид».

Согласно проекту закона, перед задержанием транспортного средства водителя с ограниченными возможностями должны проинформировать о намерении произвести эвакуацию и предоставить ему не менее 15 минут на то, чтобы убрать автомобиль с места, где парковка запрещена. Парламентарии предлагают внести соответствующие изменения в закон Санкт-Петербурга «О порядке перемещения задержанных транспортных средств на специализированную стоянку <…> в Санкт-Петербурге».

Законопроект касается транспортных средств, управляемых инвалидами I и II групп, перевозящих таких инвалидов, в том числе детей-инвалидов, если на указанных транспортных средствах установлен опознавательный знак «Инвалид». Предполагается, что сотрудник, осуществляющий эвакуацию транспортного средства, должен сообщить об этом в диспетчерскую службу, из которой информацию передадут водителю. Эвакуация будет проведена не ранее чем через 15 минут с момента информирования.

Read more...Collapse )

«Леопард-загадка»

Пресс-служба заповедника «Земля леопарда», что в Приморье, прислала интересную новость, которой я спешу поделиться с вами. В объектив камер фотоловушек, установленных в заповеднике, попал необычный зверь. Вернее, леопард, конечно, обычной — но какой-то странный.

Вот этот леопард на снимке с сайта заповедника «Земля леопарда».
Вот этот леопард на снимке с сайта заповедника «Земля леопарда».

А дело вот в чём. Природа распорядилась так, что пятна на боках хищника не зеркально повторяют друг друга, и чтобы внести леопарда в базу, нужны снимки с обоих сторон.

Биологи и зоологи заповедника «Земля леопарда» получили снимки леопарда, который с 2016 года с завидным постоянством «подставляет» под объектив фотоловушек только один бок. Из-за такого ракурса хищника невозможно внести в базу данных. Дело в том, что идентификация леопарда проводится по пятнам на шкуре. А природа распорядилась так, что эти пятна на обоих боках не зеркально повторяют друг друга. Такой механизм идентификации исключает вероятность того, что в базу дважды попадет одно животное. А упрямый зверь демонстрирует камерам с 2016 года только свой правый бок.

Поэтому пока леопард значится в списке «однобоких». Специалисты очень удивлены этой ситуацией, поскольку обычно если зафиксирована одна часть тела хищника, то в течение одного-двух лет леопард все-таки поворачивается к камерам другим боком.

Что же, интересно, скрывается на «обратной стороне» лу... нет, конечно же, леопарда? Страсть как интересно!

Наконец-то!

Бывший полковник ГРУ Владимир Квачков освободился из колонии

Он отбывал срок за экстремизм в исправительной колонии №5 мордовского УФСИН. Об освобождении сообщило РИА Новости со ссылкой на его адвоката Андрея Виканова. 

Настоящий герой России снова на свободе!
Настоящий герой России снова на свободе!

На выходе из колонии Квачкова встретили жена и дети. По словам Виканова, его 70-летний подзащитный хорошо выглядит и сразу после освобождения переоделся в форму полковника. Своими дальнейшими планами на жизнь Владимир Квачков поделится позднее на пресс-конференции, которая пройдет в гостинице близ исправительного учреждения.

ИК №5 УФСИН по РМ находится в поселке Леплей Зубово-Полянского района Мордовия. Здесь отбывают наказание бывшие сотрудники правоохранительных органов.

Напомним, что в 2005 году отставной полковник ГРУ Владимир Квачков был осужден за покушение на убийство Анатолия Чубайса. В 2008 году он был оправдан судом присяжных. Однако после освобождения Квачкова вновь арестовали. В 2013-м суд приговорил его к восьми годам колонии строгого режима за подготовку вооруженного мятежа.

Новое уголовное в отношении бывшего полковника ГРУ возбудили в связи с размещением в Сети в марте 2015 года его видеообращения. Ролик был признан экстремистским. В августе 2017-го Приволжский окружной военный суд назначил Квачкову еще полтора года по статье 282 УК РФ. Подсудимый своей вины не признал.

В начале февраля 2019 года Зубово-Полянский суд освободил Владимира Квачкова от наказания в связи с частичной декриминализацией этой уголовной статьи.

Настоящий герой России снова на свободе!

Классом не вышел

Готов ли Петербург к запрету на въезд неэкологичного транспорта?

Этот вопрос задаёт моя коллега Вера Черенева в сегодняшем номере «Российской газеты». И вот как на него отвечает.

В отдельных районах Петербурга могут запретить движение автомобилей класса "Евро-3" и ниже. Аналогичное нововведение уже анонсировали власти Москвы. Предполагается, что в столице контролировать соблюдение новых правил будут с помощью видеокамер. В Петербурге сам проект и возможности его осуществления только обсуждаются. Готов ли город к делению автомобилей по классам экологичности, выясняла корреспондент "РГ".

Старые автомобили не только ездят по центру города, но и остаются на вечную стоянку. Фото: Наталья Онищенко/РГ.
Старые автомобили не только ездят по центру города, но и остаются на вечную стоянку. Фото: Наталья Онищенко/РГ.

Сама идея ввести ограничения на въезд для автомобилей со старыми неэкологичными двигателями обсуждается в России уже несколько лет, но законодательная база появилась совсем недавно. Летом прошлого года ПДД дополнены двумя новыми дорожными знаками "Зона с ограничением экологического класса механических транспортных средств" и "Зона с ограничением экологического класса грузовых транспортных средств". Где устанавливать эти знаки, решают власти на местах, соответственно, у любого региона появляется возможность создать зоны, куда неэкологичный транспорт просто не сможет въехать.

Воздух в Петербурге неоднороден. В разных районах города концентрация оксида азота — одного из самых опасных компонентов автомобильных выхлопов — различается в разы.

Read more...Collapse )