avdotijperz (avdotijperz) wrote in goodspb,
avdotijperz
avdotijperz
goodspb

Калифорния наша

Тотьма в Вологодской области находится мало понятно где для российского обывателя. Тем более для американца. А тем не менее именно тотемские купцы освоили для России-матушки Калифорнию.

Крепость "Росс"


Часовня в Форте-Россе - Фото Википедия

Витус Беринг рассказал предприимчивым и легким на подъем тотемским купцам о богатсве тех мест. В поисках выгодной торговли пушниной тотемцы туда отважно отправились.

Решение о создании крепости и русского поселения в Калифорнии принял каргопольский предприниматель А. А. Баранов. Чтобы найти место для поселения, были предприняты три или четыре экспедиции под руководством служащего Российско-Американской компании коммерции советника тотемца Ивана Кускова в 1808—1809 и 1811—1812 г.г. Кусков обратил внимание на плато в 30 км к северу от залива Румянцева (ныне залив Бодега), отделённое от остальной местности глубокими ущельями и окружённое строевым лесом и пастбищами. В десяти километрах протекала река, названная им Славянкой (ныне Рашен-Ривер (русская река)).

Здесь весной 1812 года Кусков с 25 русскими колонистами и 90 алеутами основал укреплённое поселение, названное 30 августа (11 сентября) Росс. Хотя на эти территории предъявляли права испанцы, территории практически не были ими колонизированы. Их непосредственными хозяевами выступали индейцы племени кашайа-помо, которые, по некоторым данным, разрешили русским использовать землю для создания Росса за три одеяла, три пары штанов, два топора, три мотыги, несколько ниток бус.

Росс был самой южной русской колонией в Северной Америке и создавался как сельскохозяйственное поселение, предназначенное для снабжения Аляски продуктами питания. В первые годы компания также уделяла внимание развитию в Россе торговли пушниной, однако основой его экономики стало сельское хозяйство и мелкая промышленность.

Взаимоотношения с испанцами


Дом Кускова - Фото Википедия

Хотя испанцы и считали Калифорнию своей, Российско-Американская компания указывала на то, что граница их владений к северу от Сан-Франциско не определена, а местные индейцы испанцам неподвластны. Министр иностранных дел Испании Хосе Луйандо не хотел портить отношения с Россией и дал указание вице-королю Новой Испании «проявить крайнюю деликатность, чтобы добиться ликвидации русского поселения без ущерба для дружественных отношений между двумя странами».

В 1816 г. в Сан-Франциско прошли переговоры Отто Евстафьевича Коцебу и губернатора Верхней Калифорнии Пабло Висенте де Сола, на которых последний затронул вопрос крепости Росс. Коцебу вызвал Кускова, который заявил, что основал поселение по приказу начальства и оставить его может только по приказу. Был подписан протокол с позициями сторон, который отправили в Санкт-Петербург, где дело замяли. Осознав бесперспективность противодействия русским, де Сола ускорил испанскую колонизацию Калифорнии.

Возникшая в 1821 году Мексика также сделала несколько попыток дипломатическими методами изгнать русских из Росса, однако все они закончились тем же, чем и в 1816 году. Российско-Американская компания же пыталась добиться от министерства иностранных дел России активного воздействия на мексиканские власти с целью признания и установления границ колонии, однако министерство неизменно ей отказывало, ссылаясь на отсутствие дипломатических отношений с новой страной. В 1835 г. Ф. П. Врангель был направлен компанией в Мехико с целью заключения торгового соглашения и изучения позиции мексиканских властей по вопросу Росса. Врангель нашёл, что Мексика согласится признать крепость Росс взамен официального её признания Россией. Он пытался склонить императора Николая I к признанию независимости Мексики, однако тот ответил отказом.

Хотя статус Росса оставался неопределённым, с мексиканцами велась тесная торговля, что способствовало экономическому развитию русской колонии и технологическому Мексиканской Новой Калифорнии.

За всё время существования крепости ей ни разу не угрожали внешние враги. Единственный вооруженный инцидент на территории колонии Росс произошел в 1840 г., когда в ожидании скорого ухода русских мексиканский генерал-комендант М. Г. Вальехо направил в Бодегу взвод солдат для взятия пошлин с зашедшего туда американского судна. Мексиканские солдаты были выдворены с территории колонии А. Г. Ротчевым.

Взаимоотношения с индейцами

Индейцы привлекались к работе в поселении с самого начала его существования. Их труд вначале был наёмным, русские платили за него мукой, мясом и одеждой, предоставляли жильё. Впоследствии стали практиковаться «пригоны» на работы, и отношения с индейцами ухудшились. Тем не менее, между индейцами и русскими, в отличие от других калифорнийских колонистов, отмечается почти полное отсутствие вооружённых столкновений, хотя угроза таких столкновений возникала, а сам пригон индейцев, как правило, сопровождался небольшими стычками. В ответ на истребление индейцами скота русская администрация отправляла виновных на Аляску.

Через индейцев Российско-Американская компания пыталась также легитимизировать свои владения в Калифорнии. В 1817 г. Л. А. Гагемейстер посетил колонию Росс и встретился с вождями окрестных индейских племён. Он выразил благодарность за уступку земли, вручил им подарки, а вождя, на землях племени которого стояла крепость, наградил медалью «Союзные России». Под протоколом беседы подписались только представители русской стороны: Леонтий Гагейместер, Иван Кусков, комиссионер РАК Кирилл Хлебников и др. На этот документ Российско-Американская компания позже часто ссылалась как на договор; в частности, в нём сообщается, что вожди «очень довольны занятием сего места русскими».

Хозяйство


Конторы Форта-Росса - Фото Википедия

Именно в крепости Росс появились первые в Калифорнии ветряные мельницы и судостроительные верфи, фруктовые сады и виноградники. Помимо этого русские колонисты впервые привезли в Калифорнию многие блага европейской цивилизации, например оконные стёкла. В 1837—1840 годах Егор Черных вёл первые в Калифорнии систематические наблюдения за погодой.

Земледелие, ради которого колония и основывалась, не было особо продуктивным в Россе. Бо́льшего успеха достигло скотоводство: в конце 1830-х годов здесь было 1700 голов крупного рогатого скота, 940 лошадей и мулов и 900 овец[10]. Ежегодно производилось более 800 кг шерсти, которая шла на экспорт. Ремесленники колонии производили мебель, двери, рамы, черепицу из секвойи, телеги, колеса, бочки, «коляски о двух колесах», выделывали кожи (в Ново-Архангельск их каждый год поставлялось 70—90 штук), обрабатывали железо и медь. Строились суда, некоторые из которых продавались испанцам, не имевшим до того времени здесь ни одного корабля. В 1816—1824 г.г. построены 3 брига и одна шхуна водоизмещением до 200 т каждая, однако затем кораблестроение приобрело гораздо меньшие масштабы.

Фруктовый сад Росса был создан уже в 1814 г. посадкой персиковых деревьев. В 1817 г. была посажена виноградная лоза[11]. К 1841 г., согласно документам, составленным при продаже форта, сад занимал 2-3 акра и включал 207 яблочных, 29 персиковых, 10 грушевых, 8 вишнёвых и 10 деревьев айвы.

Из построенных в 1830-х годах трех ферм-«ранч», крупнейшим была «ранча Костромитинова» (село Костромитиновское) к югу от реки Славянка. Включало в себя большой набор зданий: хозяйский дом, дом для индейских работников, молотилка, амбар, пекарня, кузница, бани, загон для скота, табачный склад, винный погреб. Основой хозяйства было выращивание пшеницы.

Ближайшая к крепости удобная гавань находилась в заливе Бодега почти в 30 км к югу, где был построен порт Румянцев. В нём товары перегружались на небольшие суда и транспортировались к крепости.

Википедия
Tags: Россия, история
Subscribe
promo goodspb september 8, 2017 17:46 803
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments