Рамуш Харадинай

В рамках ликвидации безграмотности.

Действующий премьер-министр Косово. Человек, дважды оправданный Гаагским трибуналом.

Палач классический/Взгляд@

В отличие от Орича, Рамуш Харадинай – фигура не трагическая, а классическая. Если бы его не было, его нужно было бы придумать как хрестоматийный персонаж, каждый поворот биографии которого – иллюстрация политической жизни Косово и такого рода «освободительных войн» в целом.

С трудом закончив сельскую школу в горном районе Косово, двадцатилетний Рамуш эмигрировал в Швейцарию, благо правительство Югославии даже поощряло «отходничество» молодежи из экономически депрессивных регионов. Еще во времена Тито загранпаспорт торжественно вручали вместе со школьным дипломом, и он становился своеобразной путевкой в жизнь. В Швейцарии Харадинай попытался вступить в Иностранный легион, но что-то не задалось (собственно, он до сих пор не способен изъясняться на европейских языках), и пришлось работать по призванию – охранником в ночных клубах. Оттуда он попадает в сферу интересов Армии освобождения Косово (УЧК), садится в тюрьму в Приштине, сбегает – и уже в Албании проходит диверсионные курсы в Тропойе.

Перейдя границу, Харадинай вместе со своим отцом и братьями становится лидером УЧК в горной Метохии. Личный авторитет, позволивший ему занять должность командира отряда «Черные орлы» и коменданта Метохии, он заслужил за личную жестокость. Во время американских бомбардировок Харадинай стал одним из немногих командиров УЧК, которые получили спутниковые телефоны для непосредственной связи с войсками НАТО и координации их действий. По этим же телефонам натовские бомбардировщики наводили и на сербские объекты в Косово. В результате комендант Метохии становится начальником генерального штаба УЧК, подминает под себя наркотрафик, контрабанду оружия, сигарет и машин. После провозглашения независимости Косово это чучело назначают премьер-министром, и с ним здороваются за руку первые лица Европы. Занавес.

Сдаваться в МТБЮ он поехал добровольно и при большом скоплении народа. Проводы Харадиная в Гаагу были обставлены как государственный праздник. Красная ковровая дорожка. На заднике сцены под открытым небом фотография мученика в пять человеческих ростов. В первом ряду – вся приштинская элита и приглашенные гости из международных организаций. Симфонический оркестр. Салют. Главная звезда местной эстрады Аделина Исмайли (из-за торжественности случая – в длинном красном платье в пол, а не как обычно – в бикини) исполнила пафосную песню «Скандербег», явно сравнивая Рамуша со средневековым героем, в одиночку крошившим турок на деньги Венеции. В конце песни она встала на одно колено и картинно поцеловала огромные флаги Косово и «большой» Албании (сама она, кстати, вдова полевого командира, убитого в разборках, а не сербами). Нынешний премьер Косово Хашим Змей Тачи от такого чуть не прослезился. Все знали, что сидеть Рамушу если и придется, то недолго. И весело.

На суде его представляло лондонское адвокатское бюро «Матрикс», то самое, в котором трудится Чери Блэр, жена тогдашнего премьер-министра Ее Величества; меньше чем за 7 миллионов евро оно с дивана не встанет. Адвокаты демонстративно не представили на суд ни одного свидетеля защиты, издевательски заявив, что у обвинения не будет доказательств, которые придется опровергать.

Как в воду глядели.

Прокуратура не смогла представить суду 10 (!) свидетелей, поскольку девять из них погибли до суда, а последний был ранен и благоразумно отказался давать показания сам. Из этих свидетелей трое (Джейдин Муста, Садрик Муричи и Весел Муричи) были так называемыми специальными свидетелями трибунала, то есть им полагалась охрана и защита, но все были расстреляны по классическим канонам заказного убийства. Еще один из братьев Муричи – Рамир – как раз тот, кто выжил после ранения и предпочел промолчать. Куйтин Бериша был сбит джипом в Черногории, куда переселился от греха подальше. Илири Сельмай зарезан в драке в кофейне, причем свидетели драки хором утверждают, что он с голыми руками и в одиночку «попер» на шестерых вооруженных громил. Беким Мустафа и Ауни Элезай застрелены в Приштине. Действующие сотрудники косовской полиции, бывшие боевики УЧК, согласившиеся свидетельствовать против Харадиная, – Сабахета Тава и Исук Хакляй – зверски убиты, а их тела сожжены в патрульной машине. Еще ранее, в 2003 году вместе с сыновьями убит Тахир Земаль – крупный полевой командир в родном для Харадиная горном районе Дукадьини (это на границе с Албанией; возможно, самый дикий район в Европе, где даже горная гряда носит говорящее название Prokletje). Он был прямым конкурентом Харадиная на военно-политическом поле и, к тому же, сторонником куда более умеренной партии в косоварском паноптикуме, а потому собирался свидетельствовать против.

У обвинения остались лишь показания двух «номерных» свидетелей, то есть тех, кто приехал в Гаагу с измененными именами и публично не светился. Мужчина и женщина. Женщина рассказала о массовых изнасилованиях, в которых принимал участие лично Харадинай, а также о зверских пытках и убийствах пленных сербских полицейских. Мужчина рассказал о том, как Харадинай лично зарезал его пятилетнего сына за «сотрудничество с сербами».

Защита пожала плечами. Изначально Харадинаю вменялось 200 убийств по «командной ответственности» и 60 случаев личного участия в экзекуциях с особой жестокостью. Только сербский Специальный трибунал предоставил в Гаагу 200 000 страниц текста. Но все разрушилось, и Харадинай был оправдан. Всё время этого фарсового разбирательства он провел в знаменитой тюрьме, но пользовался немыслимыми привилегиями. Харадинай публично утверждал, что он католик, а не мусульманин, как большинство косоваров, и трибунал регулярно отпускал его в Косово на Рождество, Пасху и День Всех Святых. Он ездил на похороны убитого племянника (в разборках между албанскими кланами были убиты его отец, два брата и их сыновья) ровно в то время, когда Воиславу Шешелю отказали в просьбе поехать в Белград на похороны матери. Он раздавал интервью на сербском языке, чтобы, по его словам, «показать уважение», которое он испытывает к сербскому народу. Это было похоже на шабаш.

Даже в МТБЮ есть честные люди, и судья Серж Броммерц в 2008 году обжаловал оправдательный приговор. Но при повторном рассмотрении дела, на которое Харадинай уже не поехал, его оправдали вторично. В дополнение к этому суд оправдал и двух его близких соратников – Идриза Балая и Лахи Брахимая.
promo goodspb september 8, 17:46 536
Buy for 1 000 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…