July 23rd, 2020

зимнее
  • tanafi

Морской собор Кронштадта

Морской собор Кронштадта, собор святителя Николая Чудотворца. Он был построен на пожертвования моряков, которые собирались с 1897 по 1913 год. Первоначальный проект архитектора А.И.Томишко, что утвердил император Николай 2, не понравился морякам. Затем разработка проекта была поручена архитектору В. А. Косякову. В 1901 году В.А. Косяковым, при участии инженеров В. Шаверновского и Викселя А.И., был создан проект собора. С 1902 по 1913 собор строился и в 1913 был освящен. Никольский Морской собор выстроен в неовизантийском стиле. Он повторяет структуру храма Святой Софии в Константинополе: для обмеров Святой Софии архитектор Косяков специально ездил в Константинополь.

Collapse )
promo goodspb сентябрь 8, 2017 17:46 809
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…
  • ewpati

Исповедь сварщика

Тяжелая у меня жизнь. Просто не могу взять в толк, почему?
Вроде бы и мозгами не обижен, а вот почему-то как-то все плохо.
Вот, например, давеча ничто, как говорится, не предвещало, а вот подишь ты.
Варили мы во дворе-колодце "чашу". То есть металлическую конструкцию, напоминающую чашку, потому так и называем. Варили ацетиленом.
Работа работой, но перекур - это выше всяких работ и законов. Расселись кто где, и завязался разговор о разного рода штуках, которые могут как-то изгладить существование рабочего человека.
Кто-то сказал, что если надуть презерватив ацетиленом и кислородом, то может получиться занятная вспышка, но это только в том случае, если ацетилена будет больше, нежели кислорода. И наоборот, может бабахнуть, если кислорода в гандоне будет больше, чем ацетилена в сочетании 1:3.
Тут же у кого-то нашелся презерватив, в замусоленной упаковке. И мне как-то захотелось самому это дело провернуть - очень интересно стало. И поскольку я на тот момент был единственным сварным в бригаде, то и баллоны были в моем ведении.
-Непременно бабахнуть!- мелькнуло у меня в голове.
Закачал я в "шарик" ацетилена на треть, а на две трети накачал кислорода. Завязал "шарик" бечевочкой и поджег. Бечевочка очень быстро прогорела, но бабаханья я так и не услышал, поскольку помню только вспышку, и всё.
Когда я открыл глаза, то увидел, что нахожусь в машине "скорой". Я видел людей в форме, но абсолютно ничего не слышал.
Кончилось это для меня временной потерей слуха, контузией средней тяжести, а впоследствии -повесткой в суд по иску местного ТСЖ по поводу трех десятков выбитых стекол, которые выходили окнами во двор-колодец.
Да-а, жизнь прожить - не поле перейти.

Центр города без машин


Когда представляешь прекрасное будущее, то город без машин – последнее, что придет в голову. Ситуация настолько изменилась, что жители мегаполисов были бы рады видеть улицы без пробок. У властей культурной столицы хватило смелости взять инициативу на себя и «разгрузить» Петербург, введя плату за въезд в центр города.

Collapse )
  • ewpati

По грибы...




Эта история могла или может произойти.

Игнат уже несколько дней плутал по приамурским лесам. Он заблудился. Пошел за грибами и заблудился.
Ориентироваться в лесу он в общем-то мог. Солнце, звезды, мох и все такое... Но что-то эти ориентиры ему мало помогали. И первоначальное очарование Игната местной природой уже давно куда-то улетучилось, превратившись в ощущение чудовищной среды, где ему было по ночам очень холодно, тоскливо, где его заедали комары - жестокие, беспощадные в своей жажде напиться его кровушки. Лицо Игната было искусано так, что оно приняло форму одутловатой маски, с распухшими губами, отекшими веками и натянутой, почти прозрачной кожей, принявшей светло-малиновый нездоровый оттенок.
Но он не сдавался, не отчаивался. Время для него превратилось только в темное и светлое положение. Ночью он устраивался на ночлег, натянув на голову легкую куртку, в которой пошел за грибами, оголяя поясницу, прикрытую только футболкой, через которую его продолжали осваивать насекомые. Чувство голода исчезло уже к концу второго дня, а потому с этим проблем не было. Но который день в пути - Игнат уже не помнил, ибо все перемешалось в голове, и от первоначальной паники и от всего-всего...
Наступила какая-то апатия, безразличие ко всему. Игнат передвигался и делал что-либо как автомат. Голод уносил силы, но только жажду Игнат мог как-то удовлетворить, если случалось набрести на ямку с водой. Благо, что дожди не так давно прошли.
Он ел хвою, листья, какие-то ягоды, но это не придавало облегчения, а лишь раззадоривало бурление в желудке.
К укусам насекомых и ночному холоду он стал привыкать. Уже не так ощущались страдания. Днем Игнат находил светлую поляну, где был ветерок и припекало солнце, устраивался калачиком в траве и засыпал на пару-тройку часов. Это как-то помогало, поскольку бессонница доканывала еще больше, чем комары.
В очередной день своего плутания по лесам он услышал отдаленный гул. Сомнений не было - это машина. Игнат рванул на звук, ломая лапник, спотыкаясь о валежник и коренья.
Бегом это нельзя было назвать, скорее отчаянное передвижение широким шагом. Сил уже почти не осталось, когда Игнат выскочил на грейдер, точнее лесную дорогу-колею, проложенную лесовозами.
Он упал без сил. Его тело накрыло поперек дорогу.
А тем времен за рулем Урала сидел китаец Синь. Он уже пол года работал на лесозаготовках. Ему нравилась эта работа. Хороший заработок, накормленная семья, хорошая машина.
Синь был опытным водилой. Он хорошо знал дорогу от делянки. Колея, что была наезжена грузовиками, позволяла иногда вообще не держать руль руками. Скорость движения была небольшой, а потому во время движения можно было заняться чем-нибудь посторонним. Синь любил играть. Он брал смартфон и пять-шесть километров мог спокойно играть, не опасаясь, что на дороге ему что-то помешает - глухомань, дикие места.
Так, занимаясь игрой, Синь приближался к Игнату.
Игнат слышал нарастающий гул, но машины не видел. Он понимал, что лежит прямо поперек колеи. "И хорошо", - думал Игнат, - " Мимо не проедет".
А Синь смотрел на экран смартфона, полагая, что дорога чиста от препятствий.
Когда Урал показался из-за поворота Игнат даже приподнялся на локте, который стал медленно проваливаться в грунт, как в теплый пластилин. Тогда Игнат опять прилег на бок, чтобы видеть машину, вытянув руку вперед, дальше головы.
"Сейчас, сейчас остановится, увидев меня!"- подумал Игнат.
Но машина продолжала двигаться, медленно, но неотвратимо. Синь смотрел в экран.
Когда Игнат понят, что его из машины не видят было уже поздно. Он попытался отползти и даже приподнялся, чтобы отскочить, но колесо лесовоза его подмяло.
Урал проехал, а в колее, источая пар от еще теплой крови, лежало вмятое в грунт тело грибника.
  • ewpati

Борщ

Если вы на людях не пьете борщ из тарелки, то еще не все интересное случилось в вашей жизни.

Сексуальные домогательства в России!

Сексуальные домогательства в ИД «Коммерсантъ» - это в порядке вещей! В России криминальный беспредел, поэтому можно делать все, что захочешь. 

Например редакцию Коммерсантъ специально нанимают девушек для сексуальных утех и платят за такую «работу» больше, чем военным фотокорреспондентам, работающих в местах боевых действий. Оформляют проституток бильд редактором и платят зарплату из кармана редакции «Ъ».

В фото отделе Коммерсанта Машенька Соловьева писать и читать не умела, но отрабатывала свою зарплату по субботам и воскресеньям на даче у зам начальника фото отдела Юры Дьяконова.

Все фотокоры "ъ" конечно знают об этом, но молчат. Боятся увольнения, либо оказаться в реанимации, после нападения у подъезда дома.

20 лет назад я работала фотокором в ИД Коммерсантъ. Меня любят называют военным фотокорреспондентом, так как я часто посещала район боевых действий в Чечне, привозя оттуда эксклюзивные репортажи и портреты тех, кого ФСБ не могло найти. 

Руководители фото отдела Коммерсант Юрий Дьяконов и Эдди Опп (Эдвард Оппенгеймер)
Руководители фото отдела Коммерсант Юрий Дьяконов и Эдди Опп (Эдвард Оппенгеймер)

Итак, ко мне обратился за помощью мой друг и директор фото службы «Ъ» Эдди Опп (Эдвард Ральф Оппенгеймер) и попросил...

Collapse )