Важные социальные аспекты рабства

Где проходит грань между трудом и рабством?

Труд — это не просто работа за деньги. Труд — это право на труд, право свободно выбирать себе свою работу, трудиться без принуждения, получать соответствующую труду заработную плату, определяемую  на свободном рынке труда, неограниченном никакими нерыночными преимуществами работодателя или искусственно созданными правовыми и социальными рамками.

Говоря проще: пришел сам, работаешь, имея право отказаться от выполнения опасной или отвратительной тебе работы, зарплата справедливая с учетом реальных условий рынка труда. Выгнать тебя могут только за плохую работу, только за ту, которая предусмотрена законом и договором. Это важный аспект, т.к. наниматель не машину берет в аренду, а нанимает человека, который не существует оторвано от своих социальных потребностей и прав. Нанял — отвечай.

Это вот так выглядит современная правовая оценка труда, согласованная со всеми современными общепризнанными правами человека.

Но существует и бытовая: «труд — работа за деньги, рабство - бесплатно», «труд — это продажа себя в рабство, но временно».

Тут сразу недавний пример: в КЧР недавно освободили гражданина из рабства, он получал за труд деньги, тысячу рублей, его даже кормили, вот только делал он работу, которую не выбирал сам, от нее отказаться не мог и уйти от нанимателя не мог — били зверски. Эта бытовая формулировка понятия труда, сами видите, совсем труд не описывает.

Рабство может быть работой за деньги. Если человек не свободен в осуществлении права на труд. 

Не всякая работа — труд. Труд — это работа свободного человека. Это благородное занятие свободного человека, это общественная ценность, это занятие, достойное уважения вне зависимости от профессии. Труд создает наш человеческий мир, развивает его, делает его совершеннее и гуманнее.

Свобода. Это главный аспект. Но вот если человек сам себя продал в рабство, он ведь сделал осознанны выбор, не так ли? Может быть вернем рабство «для желающих». Нельзя быть «немножко беременным». Абсолютные запреты ограждают общество от абсолютного зла. Рабство — это абсолютное зло. Поэтому мы, общество, запрещаем человеку продавать себя, потому что иначе наше общество становится не человеческим. Рабство это превращение одного человека в вещь, принадлежащую другому. Для первого — это прекращает социальный статус человека. Вариант, что  «рабства у нас вообще нет, но есть временные рабы» не работает по тем же причинам. Да, у нас демократия, но тут есть миллион-другой рабов, но вы не волнуйтесь, они строго временные.

То же самое касается торговли органами. Как только это разрешено, так сразу можно продавать человека. Тут даже не по частям. Тут другое. Даже если не поймали и криминально изъяли. Человек получает право себя калечить ради серебра. Он может умереть с одной почкой, стать неполноценным без других органов. Разрешая это, общество опять же разрешает абсолютное зло. Покупку жизни одного человека другим, разрушение целостности тело-личность, человеческой сущности. Это опять превращение одного человека в товар для другого. Абсолютные запреты действуют абсолютно, без абсолютных запретов человеческий мир перестает существовать и возникает мир звериный. 

Мы, общество, ограничиваем человека даже тогда, когда он готов сделать добровольный выбор в распоряжении своей свободой. Но, возвращаясь к аспектам труда, где четко проходит граница между свободой волеизъявления и продажей себя?

На мой взгляд, это очень просто описывается через личность человека. Человек продает свой труд, но не продает свою личность. 

Работодатель ни при каких обстоятельствах не имеет права обязывать работника поставить камеры у него в жилище, следить за ним в душе,  отслеживать круг его общения, читать личную переписку, ни коим образом не вправе претендовать на личную свободу. И по аналогии с предыдущими случаями, общество не вправе разрешать и работнику добровольно отказываться от своей личной свободы. Потому что это зло, может быть не такое очевидное, но только представьте себе ситуацию когда 9 работников согласились открыть свою подноготную, а вы 10й и вас особенно никто не спрашивает, это становится условием, ограничивающим вашу свободу выбора работы, несправедливым, противоречащим естественным правам человека. Тут все с ними связано непосредственно.

Ну и самый распространенный пример разделения труда и рабства — проституция. Любовные отношения — это высшая сфера, красивое проявление человеческой свободы, стремления к совершенству, к духовному слиянию с лучшим человеком, избранным сердцем. А интимная сфера — один из важнейших аспектов личности, личной свободы и свободной жизни. И тут вдруг это объявляют разновидностью труда. И не просто объявляют, т.н. феминистические организации объявляют это благой целью, женской свободой трудиться. То есть свобода у них — это возможность продать себя, свою личность, интимную свободу как работу.

Человек, лишенный личной свободы — раб. Раб, даже если он получает за это  деньги. Между трудом и рабством четкая грань, она не просто ощутимая, она закреплена легально.


 

promo goodspb september 8, 2017 17:46 700
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened