Почему Путин не делает то, чего хотят «все»? Продолжение

Начало тут

ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА

В статье «О миссии Русской цивилизации» [ 5 ] мы писали:

«Путин — верховный разводящий Российской Федерации, если не по личностной сути, то в предложенных историей ему обстоятельствах: по крайней мере до тех пор, пока действует нынешняя конституция, запрещающая государственную идеологию и подчиняющая кредитно-финансовую систему страны глобальному надгосударственному ростовщическому сообществу, монополизировавшему банковское дело».

И это актуально и поныне.

В ходе своего выступления на Петербургском международной экономическом форуме в 2018 году Владимир Путин, рекламируя Россию для иностранных инвесторов (именно это является первоприоритетной целью организации данного форума), описал четыре принципа, на которых базируется видение развития страны на уровне внутренней политики:

«Первое. Мы намерены строить нашу политику вокруг человека, его благополучия, интересов и запросов. Убеждён, только та страна может быть сильной и успешной, где люди могут в полной мере реализовать все свои способности».

Способности бывают очень разнообразны: одни имеют способность помогать людям учиться любить, а другие имеют способности к душегубству, воровству и т.п. Здесь нужно сразу же задавать вопрос о том: «А кто такой человек?» Какие именно способности следует помогать развивать, каковы контрольные параметры этой цели? Пока это не раскрыто, каждый может интерпретировать их в меру своей испорченности. Мы считаем же, что Владимир Путин, когда-то объявив человека приоритетом внутренней политики и сделав тем самым серьёзный разворот от либерально-буржуазной ориентации на «экономический рост», ныне планомерно проводит стратегию реорганизации государственной системы, осуществляет закладку фундамента её новой идейной основы, хотя это и проводится «тихой сапой», без помпы и расстрелов, как то вожделеется многим «патриотам», которые должны по идее быть первыми помощниками в этом деле, но зачастую становятся первыми врагами. Однако повторимся: пока не описано конкретно «кто такой человек» — подобные высказывания лишь каркас, пустая форма.

Далее в речи президента к этому каркасу пока крепятся цели чисто экономические:

«Для этого нам предстоит продолжить модернизацию экономики и создание современных рабочих мест, обеспечить рост доходов граждан, сделать отечественное здравоохранение и образование одними из лучших в мире».

При этом в экономике наблюдается практически обратный процесс. Мы могли наблюдать в ходе Прямой линии с президентом прямой пример этого. Количество школ и больниц сокращается, причём Владимир Путин признал, что так называемая «оптимизация» прошла неправильно и теперь нужно восстанавливать многие медицинские центры. При этом и качество медицинского обслуживания падает. Реальные доходы населения практически не растут, а у многих — реально упали. Не лучше обстоит дело и с обещанными когда-то 25 миллионами рабочих мест. Пока эти слова могут восприниматься как опять-таки пустые декларации, не наполненные конкретным смыслом. И так можно сказать очень о многом:

«Мы намерены использовать передовые практики в обустройстве городов и посёлков, в организации комфортных пространств для жизни, работы, для отдыха людей, существенно нарастить объёмы жилищного строительства и решить проблему доступности жилья прежде всего, для семей со средним достатком, семей с детьми. Важнейшее направление — это улучшение состояния окружающей среды, что также станет вкладом России в решение глобальных экологических проблем».

Пока что населённые пункты исчезают, жилищная проблема решается посредством строительства «муравейников», а не через расселение мегаполисов по небольшим ухоженным посёлкам с комфортной для жизни и работы средой. По остальным перечисленным областям коренных, переломных изменений не видно. Но и тут важно понимать, что любые коренные изменения — это сильный манёвр, это вывод объекта управления из равновесного режима и попытка перевода его в новое состояние.
И мы считаем, что пока ситуация (в первую очередь психодинамика общества) дозрела только до возможности проводить серьёзные изменения очень медленно и постепенно. Для осуществления сильных манёвров, необходимо, чтобы уровень самоорганизации населения дорос до определённого состояния достаточного для того, чтобы на народ можно было бы опереться при осуществлении таких манёвров. Пока опираться не на кого. ОНФ возложенные на него задачи исполняет не в полной мере, НОД, ПВО, Суть времени собирают вокруг себя хвосты распределения и маргиналов, но не основную статистическую массу общества. Без этого требовать от Владимира Путина сильные манёвры — это подрывать устойчивость по предсказуемости объекта управления под названием «Россия». О создании условий для того, чтобы могли вырастать инициативы снизу, говорит и Владимир Путин:

«У каждого человека должны быть возможности проявить себя в общественной, волонтёрской деятельности, на производстве, в бизнесе, на государственной службе, взять успешный жизненный и профессиональный старт. Социальная мобильность, укрепление кадрового потенциала — залог уверенного развития страны, её движения вперёд».

Но существуют ли реальные государственные кадровые лифты? Очевидно, что попытки их создать в виде «Единой России», ОНФ, конкурса «Лидеры России» неудачны, поскольку собирают вокруг себя карьеристов, но не Делателей с большой буквы.

«Второе. Мы будем расширять пространство свободы. Мы часто об этом говорим. Это не первый раз, когда я и мои коллеги об этом говорим, но это принципиально важные вещи. Поэтому считаю необходимым сказать об этом ещё раз. Это принципиально важно для становления сильного гражданского общества, для развития экономики и социальной сферы, науки и культуры».

Фактически идёт обратный процесс соответствующий общемировому — закручивание гаек и постановка населения под контроль государства. Конечно, дело пока у нас не дошло до внедрения системы баллов и оценки гражданина со стороны государства, какие технологии сегодня апробируются в Китае, но тем не менее шаги в этом направлении либеральным чиновничеством уже делаются, прежде всего, в экономической сфере. Опять же президентом не обозначены никакие контрольные параметры этой свободы и не сказано о том, что такое свобода. Опять пустая форма, не наполненная конкретным содержанием. Но Владимир Путин не зря говорит о том, что принципиально важно сказать об этом, как о втором ключевом моменте. Почему? Потому что действительно без настоящей свободы невозможно никакое настоящее гражданское общество, в котором каждый его участник был активным сотворцом общественного бытия. Но о свободе и её уровнях немного позже.

«Очень многое в реализации планов и проектов развития в экономике, социальной сфере, инфраструктуре будет зависеть от регионов, от их усилий и эффективности. Считаю важным продолжение линии на качественное обновление региональных команд. Именно на этом уровне сейчас во многом формируется новая управленческая культура, современные подходы к решению экономических, социальных задач, складываются открытые форматы взаимодействия государства и общества, участия граждан в самоуправлении, в решении повседневных задач. И вы знаете, что ряд успешных губернаторов вошли в состав нового Правительства Российской Федерации».

Здесь верно указано, что центр в России всегда на периферии. Однако в России нет региона способного предъявить высокое качество управления на региональном уровне — все регионы с так называемом «успешным» управлением — либо живут за счёт других (Москва, Татарстан, Чечня и др.), либо за счёт сверхдоходов перераспределённых в их пользу (например, нефтяные регионы), либо работают на пределе своих возможностей без смены системы управления (Белгородская область).

То есть регионов, обеспечивших высокий уровень жизни за счёт непосредственно нового управления, в России нет. Так о чём говорит Владимир Путин? А он имеет в виду несколько другие процессы, которые только косвенно и только в последнее время начинают влиять и на регионы, причём влиять настолько, что во время Прямой линии главы регионов были на горячей связи с президентом (хотя и театральный элемент в этом присутствовал, но не такой, как о том говорят многие; если бы был театр, то тогда бы в прямом эфире Путин снял бы губернатора на потеху такой публике, но он этого не сделал и даже, наоборот, подчёркивал, что он в момент прямого эфира доверяет той информации, которую дают губернаторы). Вообще в последнее время всё больше и больше придают внимания общественному мнению, тому, как будет реагировать население.

Именно в низах общества сейчас вызревает понимание того, куда должна быть направлена внутренняя политика, а также созревает субъектность — способность реализовывать управление по полной функции. Ярким примером такой гражданской активности последнего времени стала одна ситуация с менеджером по связям с общественностью компании «Леруа Мерлен» (советуем почитать статью [ 6 ] и подумать о том, частью какого процесса является данная ситуация). Также ситуация с тем, как не удалось под шумок старта чемпионата мира 2018 года протащить повышение пенсионного возраста, показательно в этом смысле. Гражданское общество зреет. Однако государственная система всё-таки запаздывает, поскольку зачастую региональные власти подавляют всяческие инициативы в самостоятельности принятия решений, всегда имеются в наличии «карманные» общественные советы, которые работают в связке с региональщиками, и принимают «нужные» решения, как бы от имени всего общества. Но и тут они уже в некоторых регионах сталкиваются с самоорганизацией населения, всё больше понимающего «что есть внутренняя политика», что это совсем не «божеское попущение, вроде мора, голода, наводнения» [ 2 ], а действия конкретных «помпадуров», горе-управленцев, а значит явление управляемое и направляемое. Видимо потому Владимир Путин отметил:

«Сегодня растёт конкуренция между регионами за качество деловой среды, за инвесторов, за лучшие кадры. По сути, это означает, что нам удалось запустить механизм постоянных изменений».

Но и тут проблема в том, что в условиях кризиса инвестиций и кадров идёт борьба за них. Ведь когда страна обеспечена инвестициями и кадрами — нет борьбы, всего в избытке. Плохо, что приходится улучшать деловую среду такими «кризисными» методами, а не на основе ясной и понятной всем стратегии общественного развития.

«Третье. Для технологического прорыва, для того чтобы быть конкурентоспособными в современном динамичном мире, мы должны быть восприимчивыми для новых идей, для технологий, которые меняют жизнь людей, определяют будущее страны и мира».

Нужен ли России технологический прорыв без прорыва на идейном уровне? Это важный вопрос, потому что в условиях, когда не определены цели развития (именно они определяют идейный уровень развития), технологии будут вписаны в стратегии тех, кто определился и применяет технологии с конкретными целями и в русле конкретной концепции. Приведём пример бесцельного применения технологий. Мы можем вложить много средств в полёт на Луну и Марс, но зачем нам нужно лететь на Луну и Марс, когда значительная часть страны прозябает в нищете, с какими целями? В Советском Союзе это было понятно — показать превосходство социалистического строя над капиталистическим, это была идейная основа и первого спутника, и полёта Гагарина. А какая идейная основа сейчас? Показать превосходство одного буржуазного либерализма над другим? В чём идейный смысл?

Однако мы всё-таки отметим, что Владимир Путин делает упор в своём высказывании на идеи, они на первом месте. Они — основа. Но и тут не определено: «А какие именно идеи нужно воспринимать?» Ведь идеи могут быть очень разными и быть либо идеями человеколюбия, либо идеями человеконенавистничества. Так какие надо воспринимать, а какие отвергать?

«И, наконец, четвёртый ключевой принцип нашего развития — это открытость страны, её нацеленность на активное участие в мировых процессах и интеграционных проектах. А это в том числе предполагает реализацию масштабных инфраструктурных проектов. Это важнейшая часть нашей национальной повестки.
Развивая транспортный, энергетический, цифровой каркас России, мы намерены эффективно встроить его в глобальную инфраструктуру и тем самым открыть новые возможности для наших граждан, для отечественного и иностранного бизнеса в России, усилить роль нашей страны в мировой транспортной и информационно-коммуникационной системе».

Хотя речь тут в основном идёт о материальной инфраструктуре, но главный посыл — поддержка интеграции. И тут можно задаться вопросом об идейной основе интеграции, поскольку чисто экономическая интеграция, конечно, привлекательна, но люди любят вести дела с единомышленниками. А какая идея у нас доминирует? Выгодно продай? Кто будет по серьёзному вести дела с теми, у кого главная идея «продать»? Ведь когда-нибудь такой индивид может выгодно продать и своего партнёра, если цена будет привлекательной. Именно поэтому Евразийская интеграция идёт не так быстро, как могла бы. Во многом интеграция с Россией  во многих странах идёт именно за счёт авторитета Владимира Путина и некого бессознательного ощущения, что за ним есть некая долгосрочная стратегия, или, по крайней мере, может быть. Да и сам Владимир Владимирович старается создать ощущение у всех, что такая долгосрочная стратегия есть, но не оглашается им до поры до времени.

Такое же ощущение есть и в народе, который в своих домогательствах до Владимира Путина дать наконец разъяснение о том «куда ж мы всё-таки идём и что строим в стране и мире», очень напоминает героиню одного произведения Пушкина:

«Но более всего… (более его нежности, более приятного разговора, более интересной бледности, более перевязанной руки) молчание молодого гусара более всего подстрекало её любопытство и воображение. Она не могла не сознаваться в том, что она очень ему нравилась; вероятно, и он, с своим умом и опытностию, мог уже заметить, что она отличала его: каким же образом до сих пор не видала она его у своих ног и ещё не слыхала его признания? Что удерживало его? робость, неразлучная с истинною любовию, гордость или кокетство хитрого волокиты? Это было для неё загадкою. Подумав хорошенько, она решила, что робость была единственной тому причиною, и положила ободрить его большею внимательностию и, смотря по обстоятельствам, даже нежностию. Она приуготовляла развязку самую неожиданную и с нетерпением ожидала минуты романического объяснения. Тайна, какого роду ни была бы, всегда тягостна женскому сердцу. Её военные действия имели желаемый успех: по крайней мере Бурмин впал в такую задумчивость и чёрные глаза его с таким огнём останавливались на Марье Гавриловне, что решительная минута, казалось, уже близка».



Возвращаясь к тому, что оглашает Владимир Владимирович можно сказать, что, к сожалению, оглашения и практика жизни расходятся между собой и далеко не всё оглашённое реализуется, а тем более так, как о том мечтают «патриоты».

Особенно ярко это показала их реакция на то, что премьером остался  Медведев. Им невдомёк, что для организации сильного манёвра (а объявленный «прорыв» вроде им и должен являтся) у вас должна быть слаженная команда, в которой вы, по-крайней мере, знаете всех и то, кто как себя поведёт. А если набрать тех, кто между собой не сработался, чьё поведение непредсказуемо в новых условиях? Всё это будет снижать устойчивость объекта управления в смысле предсказуемости его поведения под воздействием внешних факторов, внутренних изменений и самого управления.

Но тем не менее можно умолчания раскрыть и в положительном ключе. Многое покажет этот президентский срок Владимира Путина. Мы же предложим своё раскрытие умолчаний.

Если перечисленные Путиным четыре главных направления можно раскрыть через понимание, которое несёт в себе Русская концепция глобализации, то можно увидеть, что все они — лежат в её фундаменте.

КТО ТАКОЙ ЧЕЛОВЕК?

Мы писали о том, что является генетически предопределённой нормой функционирования психики вида «Человек Разумный». Также мы рассматривали вопрос о типах строя психики в статье «Дети в нашем обществе. Часть 1» [ 3 ]

Люди отличаются от животных тем, что могут менять устройство собственной психики, отдавая предпочтение той или иной части собственной психики при выборе линии поведения.

Так, если в большинстве ситуаций индивид действует опираясь на инстинкты, то он мало отличим от животного.



Если он в подавляющем большинстве ситуаций жизни руководствуется культурными программами и стереотипами поведения, может подавить инстинкты с помощью них, но при необходимости творчески подойти к проблеме действует на автомате, стереотипно, как
зомби, то он мало отличим от запрограммированного робота, только на биологический основе.

Если индивид может переступить и через инстинкты и через программы поведения и способен самостоятельно и творчески выработать новые программы поведения как для себя и для окружающих, опираясь на собственный интеллект, но при этом не слушает совесть, то он мало отличим от персонажа стихотворений А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова с одинаковым наименованием «Демон».



И только того можно назвать состоявшимся,
Человеком с большой буквы, кто в большинстве случаев жизни, то есть статистически чаще, действует в соответствии с рекомендациями, даваемыми ему через совесть, которая внутренне даёт осознать что есть добро и зло, является тайником души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка, способностью распознавать качество поступка, чувством, побуждающим к истине и добру, отвращающим ото лжи и зла, невольной любовью к добру и к истине, прирождённая правда внутри человека (статья «совесть» в словаре В.И. Даля), «слышание» которой можно либо развить, либо подавить в своём личностном развитии.

Совесть является той компонентой, действующей в психике, которая предостерегает личность от неблаговидных поступков и побуждает к нравственному росту, развитию лучших человеческих качеств личности [ 7 ].

Ребёнок в процессе взросления должен проходить все эти стадии развития психики: когда он совсем мал — он неотличим от животного, когда он начинает копировать взрослых — он действует автоматически, нравственно не оценивая поступающие в его психику от окружающих программы поведения, когда его интеллект начинает активно оценивать окружающих и ситуации — он походит на «маленького дьяволёнка», и когда к нему приходит осознание безграничности жизни, которую невозможно контролировать собственным разумением, и он прислушивается к тихому голосу совести внутри себя, удерживая себя в этом диалоге от свершения зла — он входит в режим нормального функционирования психики вида «Человек Разумный».

Однако культура нашего общества такова, что многие останавливаются в развитии и своих тел и своей психики, либо, что ещё хуже, — деградируют в череде поколений. Немногое, из перечисленного выше, становится нормой человеческого развития. Статистика такова, что большая часть населения «застревает» в близком к животному состоянии или напоминает живых автоматов — придатков к своему рабочему месту. Небольшая доля населения, имея волю, занимается руководством «этого быдла», зачастую демонически пренебрегая и благосостоянием, и здоровьем, и жизнями остальных. И лишь единицы достигают в своём развитии нормы — выстраивания линии своего поведения на основе рекомендаций совести.

Второе понятие, на котором делал акцент Владимир Путин — это свобода. Русское понимание свободы неотрывно связано с совестью. Предателя враги могут освободить, когда он сдал своих, пойдя против совести, но разве он становится свободным? Но начнём рассмотрение этого понятия с ей противоположного — с несвободы.




promo goodspb september 8, 17:46 582
Buy for 100 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…