Беслан: фотохроника

Первые числа сентября – траурные для Беслана. Из года в год жители города вспоминают своих убитых детей. В спортзал школы, где боевики держали заложников, приносят цветы, свечи и воду. 

Освобожденный боевиками ребенок, который удерживался ими в средней школе №1 города Беслана. Фото ИТАР-ТАСС/ Григорий Сысоев

В 2004 году в эти дни из-за террористической атаки погибло и умерло от ран 334 человека, в том числе 186 детей, 10 сотрудников Центра специального назначения ФСБ РФ, два сотрудника МЧС, 15 сотрудников милиции и житель Беслана, принимавший участие в спасении заложников.

«Если вы сейчас не закроете свои рты, я его убью»Приблизительно в 9 утра 1 сентября 2004 года группа вооруженных людей ворвалась на территорию школы № 1 города Беслан. На праздничной линейке в это время находились 895 детей и 59 учителей. Количество родителей, а также братьев и сестер учеников, собравшихся на школьном дворе, неизвестно. Тех, кому не удалось убежать в первый момент, бандиты загнали в спортзал.

1 сентября. Средняя школа №1 в городе БесланФото ИТАР-ТАСС/ Газета "Северная Осетия"


«Когда нас стали загонять, моего одноклассника отец <…> начал всех успокаивать, – вспоминала Зарина Царихова. – К нему подошел террорист, схватил его за шею и поставил на колени… и говорит: "Если вы сейчас не закроете свои рты, я его убью". А мы никогда не видели, перед нами никогда не убивали… Мы стали друг друга успокаивать. Но это террориста не остановило, он ему выстрелил в висок. У того сразу закатились глаза, он рухнул». После этого бандиты расстреляли еще 16 мужчин.

Зал, где находились заложники, заминировали. Бомбы висели на баскетбольных кольцах, лежали на стульях, провода пересекали помещение. 

1 сентября. Родственники захваченных заложниковФото ИТАР-ТАСС/ Газета "Северная Осетия"

Боевики потребовали вызвать для переговоров Рошаля

Какое-то время боевики отказывались от переговоров с властями и угрожали взорвать школу в случае штурма. Около 11:30 террористы передали записку, в которой потребовали вызвать президентов Северной Осетии и Ингушетии, а также детского врача Леонида Рошаля. Установить контакт с террористами попытались муфтий Северной Осетии Руслан Валгатов и прокурор Беслана Алан Батагов, но их не пустили внутрь здания.

По данным местных властей, у здания школы собралось около тысячи родственников заложников.
Тем временем ВВС России начали доставлять подразделения спецназа в Беслан.

Спортивный зал разрушенной школы № 1 в БесланеФото РИА Новости/Александр Уткин

«Мы хватали ртом дождинки»

Заложники, которых держали в спортзале, уже к вечеру 1 сентября начали испытывать жажду. «Время тянулось медленно. Становилось ужасно жарко. Заложники снимали с себя все, что только можно было снять, соблюдая приличия, – вспоминала Агунда Ватаева. – <…> Мы сидели под выбитыми окнами и хватали ртом дождинки – чтобы хоть чуть-чуть попить. Люди раскладывали тряпки и вещи на подоконниках, чтобы они намокли. Потом мы обтирались ими».

После 20:00 к переговорам подключился Леонид Рошаль. Однако его доводы на террористов не повлияли: они отказались принять воду, еду и лекарства для заложников.
На следующий день, 2 сентября, положение детей и взрослых, запертых в школе, стало ужасающим. У многих наступило обезвоживание. Первой умерла девочка, больная сахарным диабетом. «Жажда убивала. Не хотелось даже двигаться. Я видела, как некоторые люди в бутылках и банках собирали мочу и пили ее», – рассказывала о втором дне трагедии Агунда Ватаева.

2 сентября.Епископ Ставропольский и Владикавказский ФеофанФото ИТАР-ТАСС/ Сергей Узаков

Террористы отвергали все предложения властей

Боевики отвергали все предложения властей. Тем не менее, 2 сентября приблизительно в 13:00 представитель ФСБ заявил, что вопрос о применении силы не стоит.

В штабе, отвечавшем за переговоры с террористами, находился епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан. Он прибыл к месту трагедии уже через 40 минут после того, как узнал о захвате школы террористами.

«Думала, в спину стрелять будут»Около 16:30 (2 сентября), после переговоров с бывшим президентом Ингушетии Русланом Аушевым, террористы отпустили группу из 26 женщин с грудными детьми. 

2 сентября. Спецназовец (справа) выносит 6-месячного ребенка.Фото ИТАР-ТАСС/ Григорий Сысоев

«Террористы стали нам говорить, что скоро придет важный человек, – рассказывала Анета Гадиева, которая была захвачена вместе с двумя дочерями, грудной Миленой и четвероклассницей Аланой. – Потом зашел Аушев. Мы ему говорим: помогите. <…> Террористы с ним общались, а потом пришли к нам и сказали: "Грудной ребенок с мамой на выход". Я просила террористов, чтобы ребенка понесла моя дочь Алана. Но он повторил очень грубо: "Мать и один грудной ребёнок – на выход". Куда мы шли, мы даже не знали. <…> Думали, в спину стрелять будут. И потом, когда вышли за школьный двор, мне кто-то крикнул: "Анета, беги!" Я прижала дочь к себе и побежала».

Спортивный зал разрушенной школы № 1 в БесланеФото РИА Новости/ Александр Уткин

«До улицы мне оставалось одно движение»

Утром 3 сентября террористы согласились на эвакуацию тел погибших. Когда сотрудники МЧС прибыли к школе (около 13:00), возле здания прогремели два мощных взрыва, началась стрельба. Группа заложников бросилась бежать через выбитые окна.

«Куда бежать, я не соображала, просто надо бежать, – вспоминала Розита Цирихова. – Села, где гаражи, там такой спуск был, в этом спуске тоже люди сидели, дети в основном. Я присела, на них смотрю: у кого глаза нет, кто-то весь в крови, у кого-то что-то вообще непонятное. <…> Потом взгляд опускаю вниз и смотрю на ногу, у меня в ноге дырка. Но мне не больно».

«Я поползла на четвереньках к выбитому окну, – рассказывала другая девушка. – Возле окна стояли какие-то печки, я добралась до подоконника. На одной из этих печек лежали два трупика раздетых истощенных мальчиков. <…> До улицы мне оставалось одно движение, когда моя нога провалилась в щель. Я уже ногу почти не чувствовала, не могла ее найти, все тянула ее, тянула, и ничего у меня не получалось. Внизу меня уже ждали и наши ополченцы, и военные. Они кричали мне: "Давай, золотце, давай, солнышко!" А я не могла. <…> Но потом как-то собралась и освободила ногу. Меня подхватили, положили на носилки».

«Спецназовец прямо с окна спрыгнул и накрыл собой этот предмет»По словам очевидцев, в 13:50 спецназ ворвался в здание школы. Они спасали детей ценой своей жизни. «Через распиленную решетку в помещение пробирался спецназовец, – рассказывала бывшая заложница. – Один из террористов, увидев его, что-то бросил в нашу толпу. Я не поняла, что это. А спецназовец прямо с окна спрыгнул и накрыл собой этот предмет. Прогремел взрыв. Это был Андрей Туркин. Спас он нас всех».

3 сентября. Раненый спецназовецФото ИТАР-ТАСС/ Узаков Сергей
Коридор на втором этаже в бывшей средней школы №1Фото ИТАР-ТАСС/ Сергей Узаков

«Не сразу поняли, что на нас шел смертник»

«Вошли в школу через окно и стали продвигаться к столовой, к "огневому гнезду" противника, – вспоминал подполковник Виталий Демидкин. – Заходили по трое, часть сотрудников шли чуть правее меня, часть левее, я остался посередине коридора. И внезапно – белое облако передо мной, из‑за которого я увидел несколько красных огоньков. Понял, что по нам ведется огонь. Но, удивительно, я ничего не слышал. Инстинктивно упал на спину и выпустил в сторону противника весь боекомплект автоматного магазина».

Затем стрельба стихла, в коридоре появился мужчина. «Не сразу поняли, что на нас шел смертник, – продолжил Демидкин. – Открыли огонь, но поздно. Он упал метрах в двух от нас и взорвался. Как мы выжили, не знаю».

3 сентября. Детей выносят из школы в БесланеФото ИТАР-ТАСС/ Григорий Сысоев


«Люди потоком шли прямо в руины спортзала»

Детей выводили из здания постепенно, машины скорой помощи отвозили их в больницы. Местные жители, находившиеся возле школы, бросались на помощь пострадавшим.

«К разгромленной школе с интервалом в полминуты подлетали скорые. Забирали раненых, и с визгом везли на другой конец города, к больнице. Наступил момент безвластия, когда толпа решает все. Люди потоком шли прямо в руины спортзала, и никто их не удерживал», – так увидел ситуацию корреспондент газеты «Труд», работавший на месте событий.

Тем временем бой в районе школы продолжался, то затихая, то вспыхивая с новой силой. Подъехали БТРы с солдатами на броне. Поблизости были развернуты мобильные армейские госпитали. Саперы начали разминирование здания.

Последняя крупная группа заложников была освобождена около 20:00. Очаги сопротивления боевиков на территории школы были окончательно подавлены только к 23:00.

«Здесь никогда не прекратится траур»

«Многие хотели стереть из памяти те дни, вычеркнуть навсегда. Ходили к специалистам. А для меня важно, что мы тогда сидели с людьми, они делились воспоминаниями, мечтами. Это нельзя забывать. Как я могу забыть? А вдруг я последний, с кем он говорил? А я вычеркну, потому что мне тяжело? Это надо помнить», − уверен бывший заложник по имени Заур.

«Казалось, что до трагедии была жизнь, а теперь – лишь ее подобие, – считает другой пострадавший. – Состояние, когда не понимаешь, зачем ты остался жив, и постоянно винишь себя в смерти других. Это очень сложно, каждый день, открывая глаза, чувствовать вину и быть не в состоянии что-либо с этим сделать. Здесь никогда не прекратится траур. След его остался навсегда, потому что в каждой второй семье погиб ребенок». 

Источник

promo goodspb september 8, 2017 17:46 702
Buy for 100 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened