"смены пола" не существует - это ложь и насилие над организмом

Искалечив себя дорогостоящими операциями, рано или поздно транссексуалы осознают, что «изменение пола» не решило их проблем и нисколько не приблизило их к счастью. Многие, конечно, поначалу пытаются рационализировать свой поступок и убеждают себя и других, что их жизнь теперь прекрасна, но в конечном итоге — через 5, 10 и даже 15 лет — приходит раскаяние в содеянном. Более 40% из совершивших операцию пытаются свести счёты с жизнью, но есть и такие, которые признают, что ошиблись, принимают свой биологический пол и пытаются предупредить других не повторять их ошибку.



Далее следуют две таких истории.


В 2010-2011 годах 31-летняя минчанка Ирина Бельцова (имя изменено по этическим соображениям) сделала операции "по смене пола" – удалила все женские органы, получила новое свидетельство о рождении, паспорт с мужским именем и военный билет. Позже она поняла, что совершила самую большую ошибку в жизни и теперь добивается того, чтобы снова стать женщиной, хотя бы по документам.

– «С подросткового возраста мать воспитывала во мне отвращение к женскому полу», – вспоминает Ирина. – «Она постоянно говорила, что получать удовольствие от секса – плохо. От него одни проблемы: беременность и болезненное хирургическое вмешательство».

Так, по словам девушки, у нее была сформирована «неприязнь ко всему женскому», с которой она жила до 19 лет.

– «В этом возрасте во мне что-то взорвалось, я начала искать пути решения проблемы и поддержку. Нашла её в интернете у активистов транс-движения. Они объяснили: я не люблю себя с грудью именно потому, что я – транссексуал, а не потому что меня неправильно воспитывали», – говорит Ирина.

Активисты транс-движения посоветовали ей купить в интернете мужские гормоны, попробовать. Первые уколы девушка купила у однокурсника в университете – он занимался продажей спортивной фармакологии. Уже через месяц приёма у девушки начал ломаться голос, в нем появились «мужские» нотки. Через полгода приёма у Ирины начали расти волосы на лице, поменялось тело, огрубела кожа. А еще через год вырос кадык. В таком состоянии она пришла на прием к врачу, который поставил ей диагноз: «ядерный транссексуализм».

После обследования у сексолога и психолога Ирина прошла комиссию и получила разрешение на смену паспортного пола.

– «В психиатрической клинике мне поставили диагноз: «личностная незрелость, социальная дезадаптация, сексуальная ориентация не определена; базовый пол по тестам – мужской», – вспоминает она. – «Недавно я узнала, что он у многих не совпадает – и это совершенно не критерий транссексуальности».

Вся процедура в целом заняла долгих полтора года.

– «Сначала поменяли все документы. Потом операция – в моём случае она проходила в два этапа: удаление груди, потом удаление матки и яичников. Мне очень жаль, что в то время никто из специалистов не предложил пересмотреть отношение к собственному телу, прекратить принимать гормоны и пройти курс психотерапии».

Ирина уверяет, что на самом деле гормоны, которые "корректируют" пол, нельзя просто попробовать, а потом безболезненно бросить. Развивается страшная зависимость.

– «Спустя три года после операции я бросила принимать гормоны», – рассказывает Ирина. – «Зависеть от химии и быть человеком-переделкой – ненормально и неестественно. С каждым месяцем меняется твоё сознание, ты даже начинаешь думать, как мужчина. Более того – у меня начались проблемы с почками, печенью, отечность в руках, тело стало полнеть, кровь стала густой. Однажды моё лицо на три недели стало жёлтым, это было страшное зрелище. И я решила – хватит! Речь шла уже не о самовыражении, а об элементарном здоровье и даже жизни как таковой», – говорит Ирина.

Ирина уверяет, что больше не хочет операций: организам сильно пострадал

– «Вы не представляете, насколько было сложно признаться самой себе, что я совершила ошибку, и попытаться исправить её. Главное было – победить внутренний конфликт. Когда всё стало на свои места, у меня наладились отношения с родителями. Во время смены, конечно, были скандалы. Брат даже кидался на меня с кулаками. В январе 2016 года я поменяла паспорт, сейчас у меня фамилия матери без родового окончания. Но там стоит мужское имя и женская фотография – полный дисбаланс! Я прошла все тесты, психологически я здорова. Документы на руках. Сейчас моя первейшая задача – получить обратно женский паспорт, найти хорошую работу и устроить личную жизнь. Мне всегда нравились мужчины. С девушками пробовала – не моё. И даже когда у меня было мужское имя, я встречалась с парнем. Если бы не операции, я бы, может, давно вышла замуж и родила детей», – говорит Ирина.

Ещё в 2013 году она написала заявление в Минздрав с просьбой созвать комиссию, отменить свой диагноз и снова стать женщиной. Но всё оказалось не так просто. Беларусское законодательство просто не предусматривает такого транссексуального «отката»! Такого, что «женщина стала мужчиной, а потом передумала и стала обратно женщиной»— формально просто не может быть. Теперь Ирине – точнее, Денису (такое её нынешнее имя), нужно писать новое заявление на смену пола и документов уже как… мужчине, и проходить все необходимые обследования и формальности.

– «Мне предложили лечь в психиатрическую больницу. А позже попросили поменять паспорт, будто я к ним пришла мужчиной. Признать предыдущее решение комиссии недействительным они не могли – для этого просто нет законных оснований», – говорит Ирина.

Сегодня Ирина живет в минской «однушке» со своими домашними питомцами и берётся за любую, даже малооплачиваемую работу. Она уверена: не будь гормональные препараты столь доступны, не начались бы в её организме такие перемены, она не решилась бы на операцию и не испытывала бы в жизни всех проблем, с которыми ей пришлось столкнуться.

– «Если я не смогу снова получить документы, очень надеюсь, что своей историей помогу другим не делать глупостей, а не помогать зарабатывать подпольным продавцам на таких, как мы, и позволять ломать свои судьбы», – говорит она.

История Ирины – лишь одна из многих случаев транссексуального «отката». Врач-сексолог Волгоградской областной детской клинической психиатрической больницы Борис Мостовский рассказал, что только в его личной практике было шесть таких случаев – четыре, когда его пациенты справлялись с ними самостоятельно, ещё двое – в результате лечения. Он также подчеркивает опасность применения гормональных препаратов: «По уму и по закону, гормональная терапия полагается после установления точного диагноза, когда вероятность отката невелика. Но на практике гормоны начинают принимать до установления точного диагноза, а потом используют как средство убеждения, фактически давления на врачебную комиссию. Попробуй возразить человеку, у которого растет борода, который говорит басом и уверяет, что всегда считал себя мужчиной!»

Жительница Симферополя Наталья Ужакова тоже знает, что такое жить в женском, "мужском" и снова женском теле, и считает, что транссексуализм лечится. Сегодня своей историей женщина помогает другим не повторить её ошибок.

– «Почти восемь лет своей жизни я была транссексуалом Димой, – рассказывает Наталья. – «Эта проблема начала проявляться у меня лет с трех-четырех. Родители хотели мальчика и даже потакали мне в моем стремлении играть в сына. К подростковому возрасту я начала отвергать свою женскую природу. Пыталась бриться. У меня был достаточно выраженный мужской вид – но хватило мозгов не начать употреблять гормоны. Родителям сказала: не могу быть женщиной, либо операция по смене пола, либо я не буду жить».

От операции Наталью уберег… развал Советского Союза.

– «В 19 лет, еще при СССР, мне поставили диагноз «транссексуализм» и дали разрешение на коррекцию пола. Но когда дошло до дела, Украина стала независимым государством – и по её новым законам, такую операцию нельзя делать до 24 лет. Пока я ждала этого возраста, во мне прошли перемены. Похоронила мать (не выдержав психологического давления, та бросилась под поезд), прочувствовала на себе все тяготы жизни транссексуала: моя сестра стыдилась меня, женщины, с которыми я встречалась как мужчина, не были со мной полностью счастливы».

Наталья решила снова стать женщиной и примириться с этим. По её словам, она – не единственный человек, который совершил такой «откат».

– «Сегодня я помогаю таким людям не совершить аналогичную ошибку. Говорю с ними обо все проблемах, которые ждут их на пути. И проблемы эти – не только психологические. Например, на мужских гормонах транссексуалы живут максимум до 45 лет. Самая частая причина смерти – разрыв тромба. У меня друг из Феодосии из-за гормонов на инвалидности. И никто не отговаривает людей от этих решений, не показывает этих страшных примеров, не уговаривает остановиться. А в итоге транссексуалы живут, как диковинки, как изгои».

Согласно Американской психологической ассоциации, гендерно-неконформные дети имеют склонность к сепарационной тревоге, а их матери – склонность к психопатологиям. До 98% гендерно-дисфоричных мальчиков и 88% девочек в конечном итоге примут свой биологический пол после естественного завершения полового созревания. Однако это может произойти только в том случае, если не поощрять их смятение и заблуждение.@


promo goodspb september 8, 2017 17:46 703
Buy for 100 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…
Несчастные люди. Интересно, это чем-то похоже на смену (хотел написать "Родины", но... ) страны проживания?
Глубоко несчастные люди и основная причина их несчастья в том, что к этому их подтолкнуло современное общество. Гомосексуализм (и отдельные, крайне редкие проявления транссексуализма, к счастью - внешние, способов изменить пол ещё совсем недавно не было) существовал всегда, когда-то и где-то к нему относились, как к варианту нормы, когда-то и где-то жестоко преследовали, но гомосексуалист сохраняет свой пол и, в принципе, может сменить ориентацию... а эти бедолажки сами сделали себя калеками.

Edited at 2018-09-16 06:23 pm (UTC)
"гендерно-неконформные дети имеют склонность к сепарационной тревоге, а их матери – склонность к психопатологиям"
===========================================
Если у них возникают такие мысли и некомфорт... сменят пол - могут пожалеть, согласна. Не сменят пол - тоже, скорей всего, будут сожалеть ПРИ КАЖДОЙ обычной неудаче или спорной житейской ситуации ....
Нельзя прожить два варианта жизни черновиком, чтобы выбрать лучший и прожить его "в белую". Если хотела в юности стать певицей или замуж за Петю, а стала журналистом и замуж вышла за Васю - может КАЗАТЬСЯ, что певицей могла БЫ стать звездой, а Петя носил бы на руках, в отличии от Васи))
Не смени девушки в своё время пол - они бы и не осознали своей ошибки и до конца своей жизни все неприятности списывали бы на несоответствие "дУха телу" и что "а если бы я стала мужиком - всё было бы иначе и наверняка лучше..."
Бред
Беда, коль пироги начнет печи сапожник,
А сапоги тачать пирожник,
И дело не пойдет на лад.
Да и примечено стократ,
Что кто за ремесло чужое браться любит.
Тот завсегда других упрямей и вздорней:
Он лучше дело все погубит,
И рад скорей
Посмешищем стать света,
Чем у честных и знающих людей
Спросить иль выслушать совета.
*********И. А. Крылов*********

автору сего опуса:
не показывайте своё невежество, не пишите о том, о чём не имеете понятия.