Котей Бессмертный (konstolkh2016) wrote in goodspb,
Котей Бессмертный
konstolkh2016
goodspb

Categories:

Белые ночи

Boeng-737, весело задрав нос, вылетел из аэропорта Волгограда в 20.20 в Москву. Была середина мая 2018 г.

Полёт, как обычно, прошел на высоте 11 000 метров со скоростью 750 км/ч. За 1 ч. 20 мин. полёта пассажиры успели съесть бутерброды из темного хлеба с тонко порезанными кусочками ветчины и сыра и запили их кто чаем, а кто кофе.


А стриженный под «ноль», крепкий дядька среднего роста лет 50-ти, к тому же, был ещё нагло покусан комарами, незаметно проскользнувшими в пассажирский салон мимо стюардессы ещё в Волгограде.
- Морды бы вам набить, - раздраженно пробормотал дядька, почесывая покусанные места. Игравшая на телефоне в тетрис соседка недоумённо покосилась на него.
Самолёт приземлился в «Шереметьево», выпустив на волю сразу куда-то разбежавшихся пассажиров.
Через пару часов дядька на А-320 вылетел в Архангельск.




[Spoiler (click to open)]

Примерно в это же время в Архангельске пьяненький Игорёк беспокойно ворочался в алкогольном забытьи, пытаясь убежать от ужасной твари, которая пыталась его сожрать…

А-320 прибыл в Архангельск в 01.45. За бортом, как сообщил командир корабля, было тепло, +5 С. По дороге от самолёта и до аэропорта дядька смутно чувствовал, что что-то не так вокруг, но не мог понять, что именно.
Отойдя от дрёмы и выйдя из здания аэропорта, он не сразу, но понял, что было «не так»: вокруг было светло как днём, хотя солнца не было, а было 2 часа ночи. Понимая, что самолёт не мог, вместо положенных 1.30 находиться в воздухе 13.30, дядька недовольно предположил, что это какая-то местная особенность.
Его недоумение развеяла супружеская пара «местных», летевшая с ним этим же самолётом, мол, это же «белые ночи»… «Да, вот такой вот «ночной день», - подумал дядька, - «Как же я сам не догадался? Хоть бы в самолёте предупредили…». В оправдание дядьки нужно сказать, что он впервые лично наблюдал это природное явление.
Представляете, укладывается человек спать поздно вечером - темно, вдруг ночью просыпается водички попить, а вокруг - светло, что человек подумает, - правильно: либо он проспал, либо там на Небе что-то намудрили.

Так как до начала работы казённых учреждений ещё было 7 часов, то дядька, правильно рассудив, что по «пустому городу без людей» ходить ему не с руки, направил свои стопы в гостиницу. Выехав из своего города 12 часов назад, «прокатившись» на автобусе и двух самолётах, он утомился.
В номере, который ему сдали до полудня, дядька, приняв душ, завалился спать. Правда, получилось у него не сразу: самолёты взлетали, дикторы объявляли, в общем, все шумели, как могли. Но, главное, - этот дневной свет из окна ночью, для неподготовленного человека, - это слишком. В конце концов, весь шум этого мира куда-то уплыл, а дядька погрузился в какой-то светлый туман…

- Уйди,.. прочь, - чуть не плача в ужасе хрипел Игорёк, пытаясь отмахнуться от гнусной и ужасной твари, которая, страшно скалясь и клацая большими кривыми зубами, пыталась разом отхватить у Игорька половину руки или ноги…
Игорёк - 30-летний, отнюдь не слабый мужик, - посещение фитнесс-зала увеличили его объёмы до оценки: «Не плохо, бро!» - вовсю сучил мускулистыми конечностями, повизгивая и подвывая в кошмарном забытьи… Во сне ли, в действительности?..
Его глаза, закатившиеся вверх, были полуоткрыты, лицо судорожно переходило от ужаса, горького отчаяния к униженной мольбе. Он причитал тоненьким голоском как несчастная баба, вдруг пойманная в глухом месте и подвергшаяся насилию.

«Синяком» Игорёк не был. Работал в частной конторе сетевым администратором - «программером», слегка интересовался политикой, в речи использовал англицизмы, три раза в неделю «качал железо», что, впрочем, не мешало ему по пятницам «заливать за воротник», а то и «пыхнуть». Женат Игорёк не был. «Рано ещё», - говаривал он сам себе частенько.
Игорёк был в отгуле пару дней, - нужно было смотаться в Северодвинск по делам. Справился он быстро и вернулся в город под вечер. В четверг на работу можно было не приходить, и Игорёк решил «промочить горло» в кабачке с парой знакомых.
Всё было как обычно: выпили, закусили… Правда, в этот раз Игорька сразу как-то «развезло», и он «отчалил» домой. Как в тумане он добрался до своей, доставшейся в наследство от бабушки квартиры, сбросил кроссовки в коридоре, не включая свет, чуть ли не ползком добрался до дивана в зале и провалился в мутное болото беспамятства.

Сколько он пробыл «в отключке», Игорёк не знал, вокруг было темно. Глаза он боялся открывать, так как липкий страх упал на его лицо. Сквозь прищуренные веки он видел, как воздух перед ним сгустился в подобие какой-то ужасной фигуры, вверху которой горящими углями прожглись пронзительные глаза, насквозь проткнувшие его душу.
Ни единой мысли не было в его голове. От чёрной фигуры веяло такой тяжелой злобой и ледяным холодом, что Игорёк стал дрожать всем телом. И эта ужасная вонь!
Кровь в голове Игорька билась так сильно, а сердце стучало так больно, что казалось, ещё миг, и всё его тело просто взорвётся.
Решив, что всё вокруг него лишь страшный сон, Игорёк резко открыл глаза… Тварь была наяву, она клубилась чёрным зловонным облаком в ногах Игорька. Вздрогнув всем телом, бедняга зажмурился изо всех сил. Но злобная тварь не исчезла.
«Ведь уже утро!», - обрадовался Игорёк, раскрыв глаза мгновением назад, он заметил дневной свет из окна. «Беги!», - истошно завопил кто-то у него в голове, - «На улицу! К людям!».
Промычав что-то, Игорёк кулем свалился с дивана, не помня как, оказался на лестнице, с которой кубарем скатился из подъезда… Не увидев вокруг людей, опрометью бросился в сторону проезжей части, где мелькал сигнал светофора.

В сей момент, дядька, в своей белой рубахе-распашонке и белых же брюках, стоял на дороге между ЗАГСом и кафе «Остров» по ул. Воскресенская. Дорогу до этого места он не помнил, всё как в тумане: «Спал, что ли я, в автобусе», недоумевал он.
На улице не было ни людей, ни машин, только мигал сигнал светофора впереди. «Что-то я рано приехал», - ошарашено озирался «путешественник».
Тут его внимание привлёк заполошный вопль, как будто кролика забивали. Присмотревшись в сторону источника звука, дядька разглядел на перекрёстке бегущего в его сторону какого-то человека.

Выбежав к светофорам, Игорёк дико озирался вокруг: ни людей, ни машин… Ему не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что смердящая злобная тварь не исчезла, - её гнусная вонь паутиной обволокла всё вокруг. От жуткого холода стыл затылок и спина, немели ноги, руки не слушались.
Вдруг прямо на дороге впереди Игорёк увидел светящееся пятно в виде человеческой фигуры и бросился к нему. Тут же в него впились какие-то крючья, удерживая его на месте. Острая боль пронзила всё его тело и просверлила мозг.
Игорёк был верующим человеком, он верил, что Бога нет. Но тут он вспомнил, что бабушка незадолго до своей смерти взяла с него обещание, что в «страшный час», он будет повторять Иисусову молитву: «Господь Иисус Христос, сын Божий, помилуй меня, грешного!» Тогда он посмеялся про себя, но сейчас эти слова вдруг зажглись огнём в его сердце.

Дядька смотрел на странного человека, который как-то судорожно дергался, будто бы тонул, пытаясь выплыть наверх. Присмотревшись, он различил сзади несчастного какое-то живое существо, которое как осьминог щупальцами, обхватило всё тело мужичка.
«Подойди к нему!», - громом прозвучал чей-то голос. Дядька тоже был верующим, - он верил, что Бог есть. Дрожа всем телом, сделал шаг вперёд и вдруг оказался рядом с мужичком.

Игорёк, смертельно бледный, весь мокрый и грязный, с выпученными от боли и ужаса глазами, барахтаясь в какой-то зловонной жиже, как в коконе, тщетно пытался позвать на помощь, как вдруг ему в глаза ударил яркий свет…
Дядька же, в нарастающем страхе, как в беспамятстве, смотрел на конвульсивно дёргающегося перед ним мужичка, который будто бы висел в воздухе. В него, как в муху паук, вцепилась какая-то мерзкая тварь.
Неосознанно переведя взгляд с «мухи» на «паука», дядька вдруг встретился глазами с двумя горящими углями, которые больно пронзили его чужой жестокостью и ледяной злобой.
Не в силах опустить глаза, теряя от боли и страха рассудок, погружаясь в кипящее зловоние ужаса, дядька мысленно прошептал: «Иисус…». И тут же крепкие руки подхватили его и поставили на асфальт. Какой-то восторженный ужас наполнил всё его естество.
«Будь твёрд!», - прозвучал тот же голос.

И тут Игорёк из последних сил прохрипел: «Помилуй меня…»
- Помоги ему, - даже не повелел, а будто бы попросил голос стоящего за спиной дядьки. Тот протянул руку и коснулся поникшей головы Игорька, который висел в воздухе, как муха на булавке.
- Это моё, - злобно зашипела гнусная тварь… Но дядька, хоть и был поражен невыносимым ужасом, руку не убрал, - в его трясущееся сердце тихо вливался блаженный свет, наполняя его покоем и силой.

Игорёк вдруг выскользнул из крючьев ужасной твари и бесформенным куском мяса шлёпнулся на асфальт.
- Моё, - исторгла ужасное зловоние жуткой пастью клубящаяся тварь.
- Прогони! – повелел дядьке Источающий Свет.
Игорёк под ногами у дядьки зашевелился и протянул к нему руку…
- Моё, - завизжала тварь и схватила когтистой лапой Игорька.
И тут дядька увидел в кровавых глазницах твари животный ужас…
- Пошла прочь, - как ему показалось, громко крикнул, а на самом деле едва прошептал побелевшими губами дядька.
Тварь, ужасно корчась, завыла и бросила руку Игорька, оставив на ней три кровавых отметины от когтей. Тёмный воздух вокруг чудовища стал вращаться, затягивая её внутрь вместе с вонью и злобным визгом. Всё испарилось, воздух вокруг вновь стал прозрачным. Пахнуло утренней свежестью.
- Подними его, - тихо сказал Изрекающий Слово.
Игорёк оказался легким, как листок. Он смотрел на дядьку совершенно бессмысленным взглядом.
- Вот и всё, тебе пора, - так же тихо сказал Осеняющий Силой.

Дядька открыл глаза и долго не мог понять, где он находится. Вспомнил не сразу: Архангельск, самолёт, гостиница, постель…
«Сон, это был всего лишь сон», - выдохнул дядька и какая-то щемящая грусть накатила на него. Было 7 часов утра, и он засобирался.
Выйдя из гостиницы в сторону аэропорта, как во сне подошел к автобусу, посмотрел: «№12». Женщина-кондуктор, на его вопрос как доехать до областного ЗАГСа, пояснила, что нужно выйти на «Орбите» и пересесть на №54. «Кто-то мне это уже рассказывал», - мелькнуло у дядьки в голове.
По дороге из аэропорта он жадно смотрел по сторонам, как будто вернулся после долгого отсутствия. Вот и «Орбита», где он пересел на №54.

Выйдя на остановке, по указанию кондуктора и пройдя вперёд метров 50, дядька оторопел: справа высился жилой дом на первом этаже которого располагался межрегиональный ЗАГС, а слева через дорогу стояло кафе «Остров».
«Господи, я же был здесь сегодня во сне», - прошептал он, сердце его заколотилось, дыхание перехватило.
До 09.00 оставалось ещё 45 минут, машины на дороге были редки, прохожих прочти не было, и дядька решил подойти к «тому» месту на дороге, где он во сне стоял на перекрёстке двух миров. Почему-то было страшно. Пройдя вперёд по тротуару и постояв немного в нерешительности, он собрался было уже вернуться, как вдруг услышал тихие всхлипывания.
Звуки доносились прямо с обочины дороги. Переступив через ограждение и подойдя ближе, дядька увидел сидящего на земле мужичка, который обняв руками колени и уткнув в них лицо, раскачивался и что-то бормотал, периодически всхлипывая.

Ещё не увидев его лицо, дядька понял, что этот тот, из его сна.
Из сна ли?
Мужичок поднял голову и жалобно посмотрел на него. Это был он, тот заполошный мужичок, который пытался спастись от какого-то ужаса.
- Ты кто? - неожиданно для себя, спросил дядька.
- Игорёк, - как-то по детски сиротливо ответил мужичок.

- Что ты здесь делаешь?
- Как жить-то дальше, - вопросом на вопрос, ответил Игорёк.

Видно было, что Игорёк дядьку не узнал.
- А как ты раньше жил?
- Даже не знаю…

- Иди домой, - пристально вглядевшись в лицо Игорька, предложил дядька и протянул ему руку, чтобы помочь подняться. Тот поднял в ответ свою, и тут дядька чуть не упал от подкатившей слабости: на предплечье Игорька, во всю длину, багровели три продольные раны с запёкшейся кровью.
Он побледнел, голова его кружилась. Игорёк, заметив дикий взгляд, которым дядька смотрел на кровавые отметины, вдруг, прерывисто дыша, быстро выдохнул: «Ничего, зато жив остался».

Наконец Игорёк поднялся и вдруг опять спросил непонятно у кого:
- Но как же жить дальше?
- Господь Иисус, сын Божий, - прошептал дядька.

- Помилуй меня, грешного, - закончил тихо Игорёк и доверчиво посмотрел на него.
- Вот так и живи.

Subscribe
promo goodspb september 8, 2017 17:46 803
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments