IRNELLA (irnella) wrote in goodspb,
IRNELLA
irnella
goodspb

Categories:

Клиника генетических модификаций эмбрионов им. д-ра Штейнберга

— Я хочу мальчика. Чтоб как отец его, красивый был.
— Внешние основные черты, да? Ещё что-нибудь? — осведомился врач в белоснежном халате и неком подобии пенсне.
— Сильный чтоб. И умный. Ну, по точным наукам.
— Это уже сторонние изменения, выйдет подороже. Вы ведь это понимаете? — врач пальцем в перчатке прижал пенсне к переносице.
— Да, конечно понимаю. Средства — не проблема.
— Рожать и вынашивать будете сами? — женщина в ответ, скорчив гримасу, помотала головой. — Суррогатная мать? Или используем искусственную утробу?
— Искусственную. Не доверяю я этим мамкам из "обычных".
— Как будет угодно.

Врач поводил пальцем по образовавшемуся в воздухе голографическому экрану. Сообщив женщине, что счёт отправлен, и работа над биоматериалом начнётся в течение недели после оплаты, он стянул перчатки и, не торопясь, ушёл в соседнюю комнату. Женщина совершила круговое движение кистью, и перед её лицом возник такой же экран. Она перевела требуемую сумму и, откинувшись в левитирующем кресле, стала дожидаться возвращения доктора.

За окном пылало яркое июльское солнце. Летали над магнитной трассой потомки автомобилей, всюду висели голографические вывески, которые лет через тридцать-сорок будут сравнивать с неоном тысяча девятьсот восьмидесятых годов. Мир не так давно перешёл в новую эпоху, когда Человек практически стал равен Богу. Совсем недавно людям приходилось до конца жизни вкалывать препараты, чтобы у них не отторгались пересаженные органы, а сейчас свободно устанавливаются органы механические. Ещё вчера учёные бились над разгадкой человеческого генома, а сегодня врачи изменяют их в зародышах по своему усмотрению. Всё, что захочешь — были бы деньги.

"Клиника генетических модификаций эмбрионов им. д-ра Штейнберга" — гласила левитирующая над тротуаром полупрозрачная вывеска около здания, в котором сейчас пребывала женщина.

— Так, — радостно объявил вернувшийся доктор, — деньги пришли, ждите. Кстати, за то, что пользуетесь услугами нашей клиники, при рождении ребёнку можно будет установить любой мозговой имплант с пятидесятипроцентной скидкой. Ну, удачи Вам!
— Спасибо, доктор.

Выйдя из клиники, женщина поймала такси.


***
А тем временем, на окраинах города растеклись трущобы. Люди, которые, может и хотели бы, но по материальному состоянию своему не могли приобрести модификации для тела или будущих детей, стали изгоями. Зажиточные господа звали их презренно "обычными", будто выпячивая свою уникальность. Собственно, так оно и было: желание выделиться преобладало в человеке во все времена.

Луи стоял у бара, втягивая в лёгкие и выдыхая приторно-сладкий пар электронной сигареты. За угол заведения, взвизгнув покрышками, завернуло такси-трансформер — транспорт, способный перемещаться по магнитной трассе, как все остальные, и выпускать шасси для обычной асфальтированной дороги, машина, презренная всеми богачами: они ведь рождены вовсе не ползать.

— Эй, парни, смотрите, какую шлюху из "богатеньких" выловил! — заорал таксист, опустив стекло.

В салоне машины, беснуясь и визжа, расположилась молодая женщина. Ну, как расположилась... всячески пыталась сбежать. Таксист, небритый и грязный мужчина, коротким тычком в зубы остановил её попытки и вышел из машины. Около чёрного входа бара уже собралась толпа. Водитель открыл заднюю дверцу и вышвырнул женщину из такси, на улице поднялся радостный гул.

Луи подошёл ближе. Обычное зрелище для такого района, богатых все ненавидят. Таксист за волосы поднял ревущую женщину на колени, влепил ей пощёчину. Кто-то из толпы бросил водителю объёмистый бумажный свёрток, который тот тут же поймал. Словно кочерыжка капусты, под множеством слоёв старой бумаги был спрятан маленький пулевой револьвер. В таких свёртках раздают еду для местных, так что к таксистам с такой штукой в машине вопросов быть не должно. Женщина заверещала:
— Стойте, стойте! Пришлите мне счёт, я заплачу вам, сколько скажете!

Таксист не торопясь покрутил барабан, взвёл курок. Толпа замолкла в ожидании. Толпа жестоких, озлобленных зверей.

— Сучка, думаешь, у нас есть гаджеты, как у тебя? Думаешь, деньги стоят дороже возмездия? Мы работаем на худших работах, мы...
— У меня будет ребёнок! Умоляю! — женщина выла и выла без остановки.
— А как же наши дети? Наши, обычные детишки, которых вы называете "оборванцами", которых ваши дети дразнят и избивают? Вы считаете нас дерьмом!

Водитель ударил женщину рукоятью, рассёк ей скулу. Дуло револьвера уставилось прямо ей в лоб...

Луи ловким, выученным за годы житья в трущобах, захватом вырвал пистолет из рук таксиста и выстрелил ему в колено. Мужчина, визжа, повалился на землю. Луи смерил толпу дымящимся дулом револьвера, все сделали шаг назад. В голове парня кружилась лишь одна мысль: “Неправильно! Не так! Так не добиться!”

— Беги! В машину, быстро! — крикнул он женщине.

А женщина, пошатываясь, поднялась и ударила изо всех оставшихся сил Луи ногой в пах. Он упал рядом с таксистом, корчась и держась за ушибленное место. Женщина властно подняла револьвер и с бешенством в глазах выстрелила Луи в грудь. Парень захрипел, а дуло оружия снова прошлось взглядом по толпе. Прогремели выстрелы, раненые попадали, остальные разбежались.

— Дерьмо и есть, — с отвращением плюнула вслед людям женщина и села в такси. Взревел двигатель, завизжали покрышки, машина мчалась, оставляя район, полный отребья, позади. “Ублюдки, все они. Спас, чтобы потом изнасиловать или ограбить. Поделом.”

***

Ребёнок женщины родился, если это можно так назвать, в срок и был как раз таким, каким его заказывали. Женщина никогда больше не садилась в такси "простых", не мучилась совестью, да и вообще жила в своё удовольствие.

Луи похоронили на общем кладбище, где земля перемешана с костями неизвестных, а кресты каждую зиму идут на растопку.

Жестокий таксист остался инвалидом и теперь просит милостыню у одной из церквей.

Парень, оставаясь Человеком, хотел спасти другого Человека от Зверя. Но сам на Зверя напоролся.

В каждом общественном слое есть и те, и те. Если бы каждый из нас был Человеком полностью, то не было бы никаких конфликтов и войн. Но общество, что было взято за аксиому, постоянно создаёт препятствия для равноправия. И модификация людей стало главным из них.

“Отребье” не смогло показать себя людьми, “элита” не захотела понять их.

Скоро будет очередная война, самая жестокая и кровопролитная. Война Зверей, в которой гибнут Люди.
Источник



Tags: люди, общество, толерантность
Subscribe
promo goodspb september 8, 2017 17:46 803
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment