Categories:

Макрон написал обращение к нации. Читайте вдумчиво

Париж, 10 декабря 2018 года. Послание Президента Республики Эммануэля Макрона к нации.

Француженки и французы, мы вместе пришли на свидание нашей страны и нашего будущего. События последних недель во Франции и за её пределами глубоко потрясли нацию. Они смешали законные требования [протестующих] с неприемлемыми актами насилия, и я скажу вам прямо: это насилие не может рассчитывать на снисходительность.

Мы все видели игры циничных хитрецов, которые пытались извлечь выгоду из народного гнева и сбить народ с пути. Мы все видели безответственных политиков, чьей целью было лишь свергнуть Республику, сея беспорядок и анархию. Никакой гнев не даёт права нападать на полицейского, жандарма, магазин или общественное здание. Наша свобода существует лишь потому, что один может выражать своё мнение, а другой может его не поддерживать без страха перед первым.

Когда вспыхивает насилие, свобода прекращается. Поэтому сейчас настало время для успокоения и возобладания республиканского порядка. Мы сделаем всё, что в наших силах, притом, что любые наши дела не продлятся долго, покуда есть опасения за прочность гражданского мира. Этим посланием я даю правительству максимально точные инструкции по принятию мер.

Но прежде хочу напомнить, что я не желаю перехода гнева и возмущения (которые многие из нас, французов, могут разделять) в те неприемлемые поступки, которые я сейчас осудил.

Всё началось с гнева из-за новых налогов — и премьер-министр ответил отменой всех запланированных в новом году повышений акцизов, но гнев был более глубоким, и, думаю, во многом оправданным. И это может быть нашим шансом на возрождение.

Это история пары рабочих, которые с трудом выполняют месячный план, встают рано утром и поздно приходят домой с работы.

Это история матери-одиночки, овдовевшей или разведённой, которая едва жива, не может присмотреть за детьми и свести месячные расходы и у которой уже нет надежды. Я видел этих отважных женщин, впервые говоривших о своих бедах после долгого умолчания!

Это история скромных пенсионеров, которые сообща прожили всю жизнь, зачастую заботясь и о своих детях, и о родителях, не имея иного выбора.

Это история самых беззащитных, людей с ограничениями здоровья, чьё место в обществе до сих пор недостаточно устоялось. Их горе — не новость, но мы трусливо с ним примирились, и всё шло так, что этих людей забыли и стёрли.

Это история сорока лет повторяющихся трудностей: трудностей рабочих, которые не находят себе применения; трудностей регионов, деревень и местных сообществ, где качество государственных услуг ухудшается, а среда обитания деградирует; трудностей с демократией, когда к нашим чаяниям не прислушиваются; трудностей с ответом на изменения общества, секуляризаций [отделение государства от церкви; из речи не совсем ясно, считает ли Макрон этот процесс недостаточным или, наоборот, чрезмерным], и трудностей с образом жизни, который создаёт между нами пропасти и барьеры.

Всё это — наследие прошлого, но сейчас оно здесь.

Мы так и не смогли дать быстрый и сильный ответ на эти вопросы за последние полтора года [то есть с начала президентства Макрона]. Я мог бы сказать вам, что это меня не касается, что у меня были другие приоритеты. Знаю также, что многих из вас ранило то, что я ранее говорил. Но в эту ночь я хочу быть с вами предельно откровенным. Если я и боролся за обновление нынешней политической системы, против её привычек и лицемерия — то лишь потому, что я более, чем во что-либо, верю в нашу страну и люблю её; и свою власть я получил не от какой-то одной партии или одной фигуры, а от всех вас.

Многие другие страны проходят через те же трудности, но я глубоко убеждён, что мы найдём выход вместе. Желаю того для Франции, ибо это наше историческое призвание: открывать ранее неизведанные горизонты для себя и для всего мира.

Я желаю этого для всех нас, французов, поскольку народ разделённый и более не уважающий законы и братство, что его объединяют, — это народ, идущий к краху.

Я желаю этого и потому также, что вы голосовали за меня именно ради разрешения этого кризиса, и я не забыл ни о своём обещании, ни об этой необходимости.

Прежде всего, я хочу объявить чрезвычайное экономическое и социальное положение. Мы хотим построить Францию достоинства, Францию труда, Францию, где наши дети будут жить лучше нас. Всё это может быть сделано лишь через развитие школ, университетов, наставничества на производстве и образовательных программ, которые научат молодых и старых свободно жить и работать.

Инвестиции в нацию, в школы и образовательные программы станут беспрецедентными, и я это подтверждаю.

Нам нужна Франция, где можно жить достойно благодаря работе. Но к этому мы шли слишком медленно. Я намереваюсь добиться этой цели чётко и незамедлительно. Я призываю Правительство и Парламент сделать всё возможное, чтобы улучшить жизнь людей уже к началу следующего года. Минимальная ежемесячная зарплата рабочего должна подняться на 100 евро [то есть до 1598 евро] с 2019 года, пусть даже это обойдётся нанимателю ещё на сотню евро дороже.

Я хочу вернуться к прекрасной идее: с 2019 года дополнительная работа во внеурочное время, приводящая к дополнительному доходу, не должна облагаться налогами. И я хочу, чтобы улучшения были видны немедленно, и поэтому прошу всех работодателей, кого только возможно, заплатить годовой бонус [«13-ю зарплату»], не облагая его налогами или сборами.

Пенсионеры — ценная часть нации. Тем, кто получает меньше 2000 евро [средняя пенсия в стране — 1000 евро], будут избавлены от увеличения налогов в 2019 году; то, что мы от них ранее просили, было непосильным и нечестным. Завтра премьер-министр направит все эти предложения Парламенту.

Но мы не должны останавливаться на том. Я призываю крупнейшие компании, наших самых обеспеченных граждан, помочь народу выйти на новый уровень; я соберу их на совещание для выработки конкретных решений в ближайшую неделю. Я знаю, что некоторые люди в этой связи потребуют от меня вернуть «здоровое налогообложение» [намёк на возврат ранее отменённого Макроном налога для богатых: одно из главных требований «Жёлтых жилетов»] — но оно существовало почти 40 лет, и стали ли мы за это время жить лучше? Богатые уезжали, отчего наша страна слабела. В соответствии с ранее принятыми мною обязательствами, эти налоги были отменены для тех, кто инвестировал в нашу экономику и таким образом создавал рабочие места — и в то же время для тех, кто получил богатство в виде унаследованного имущества, налог сохранился.

Возврат к налогу на богатых ослабит нас, ведь мы планируем создание новых рабочих мест во всех отраслях [Макрон намекает, что для этого нужны инвестиции богачей и корпораций, которых такой налог может отпугнуть.]. В то же время, Правительству и Парламенту надлежит проработать меры по борьбе с нечестными налоговыми привилегиями и уклонениями от уплаты налогов. Глава французской фирмы должен платить налоги во Франции, и крупные корпорации, получающие здесь прибыль, должны здесь и платить налоги — вот и весь закон.

Как видите, мы ответим на чрезвычайное экономическое и социальное положение строгими мерами, быстрым снижением налогов и улучшением контроля за бюджетными тратами вместо их урезания.

Я слышал, что Правительство продолжает пытаться изменить нашу страну, за что люди и проголосовали 18 месяцев назад [выбрав президентом Макрона], поэтому у нас впереди — глубокие реформы государства, пенсионной системы и пособий по безработице. Всё это крайне необходимо. Нам нужны нормы, которые станут проще, яснее, понятнее и будут вознаграждать тех, кто работает.

Но сегодня это также и наш общий проект, который мы должны реализовать ради Франции и Европы. Именно поэтому объявленное мною национальное обсуждение этого комплекса мер должно быть куда шире. Для этого мы должны объединить наши усилия. Мы должны создавать, чтобы нам было чем владеть. Мы должны учиться, чтобы быть свободными гражданами. Мы должны меняться, чтобы отвечать на проблемы бюджетного долга и климата [вероятно, намёк на подписанные в 2015 году Парижские климатические соглашения по борьбе с глобальным потеплением].

Для продолжения нам необходимо передать все эти важнейшие меры на рассмотрение нации. Я хочу отметить особенности этого всенародно обсуждения: возможность услышать максимальное разнообразие мнений в соответствии с законом о выборах, и даже разрешение всем беспартийным гражданам участвовать в обсуждении. Я хочу вынести на эти дебаты вопрос баланса нашей налоговой системы, которая должна сочетать справедливость и эффективность. Я хочу также поставить вопрос, что делать с изменениями климата: смириться, реагировать или резко действовать. И правильные решения также должны прийти «с полей» — из народного обсуждения.

Я хочу поставить вопрос перед всеми государственными организациями, насколько хорошо они управляются и руководятся из Парижа — в системе, которая, похоже, десятилетиями была слишком централизованной. И также я хочу поставить вопрос о качестве предоставления государственных услуг во всех наших регионах.

Также я хочу, чтобы мы все пришли к национальному согласию о том, что является ядром нашей идентичности — и частью всеобщего обсуждения станут и вопросы миграции. С этим вопросом нам столкнуться придётся.

Эти коренные реформы требуют глубоких и всеобъемлющих размышлений, беспрецедентных общественных дебатов. Они должны состояться на общенациональном уровне, во всех наших институтах: в правительстве, ассамблеях, общественных организациях. Я собираюсь координировать процесс лично, собирать мнения, держа руку на пульсе нашей страны.

Но такие дебаты — дело не только официальных институтов: они должны проходить «в поле», с настоящими собеседниками, гражданами, которые могут собирать чаяния народа и передавать их выше. Речь также о главах регионов, которые олицетворяют Республику на местах. Поэтому я лично буду встречаться с префектами и мэрами, регион за регионом, чтобы создать основы для нашего нового «общественного договора», нового «контракта с нацией».

Мы уже не вернёмся к прежнему течению наших жизней, как это часто бывало и в похожих кризисах в прошлом, когда никакие уроки не были по-настоящему извлечены и ничего не менялось. Сейчас для нашей страны настал исторический момент, и через диалог, уважение и согласие мы преуспеем.

Мы все принимаемся за работу, и вскоре я вернусь к вам, чтобы предоставить отчёт.

Моя единственная забота — это вы, моя единственная борьба — за вас.

Наша общая битва — за Францию.

Да здравствует Республика, да здравствует Франция! kp.ru@

promo goodspb september 8, 2017 17:46 742
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened