aprosh wrote in goodspb

Categories:

Прогресс в игре: настольные игры и смысл истории

Игроки, двигающие фигуры вдоль дорожки, чтобы первыми достичь цели, были архетипическим форматом настольной игры XVIII и XIX веков. Алекс Андрисс (Alex Andriesse) рассматривает популярные воплощения, в которых игра хронологически развивается по ходу истории, обычно с не очень тонким идеологическим, моральным или национальным идеалом в качестве объекта игры.

Десять тысяч лет назад, в период неолита, ещё до того, как люди начали делать глиняную посуду, они уже играли в игры на плоских каменных досках, с просверленными двумя или более рядами отверстий [1]. К раннему династическому периоду в Древнем Египте, три тысячелетия спустя, настольные игры были уже представлены в иероглифах. А на стене могилы Нефертари, построенной в двенадцатом или тринадцатом веке до нашей эры, кто-то нарисовал королеву, играющую в cенет — одну из трех древнеегипетских настольных игр, чьи фигуры дошли до нас, вместе с Мехеном, Гончими и Шакалами.

Королева Нефертари играет в игру cенет c невидимым соперником.
Королева Нефертари играет в игру cенет c невидимым соперником.

Древние греки, в свою очередь, имели табулу, предка нардов; римляне добавили «воры», предка шахмат. По всему древнему Ближнему Востоку люди играли в «игру двадцати квадратов», в то время как в древнем Китае они играли в «шесть палочек», а в древней Индии — в «путь освобождения», которая была переименована в «змей и лестниц», когда колонизаторы привезли её в Великобританию в викторианскую эпоху. Как ни странно, где бы ни находилась цивилизация, всюду на досках играли в игры.

Примерно до XVII века эти игры были традиционными народными изделиями, которые нельзя было проследить до производителя. Их доски были также относительно абстрактными, состоящими из квадратов, треугольников, спиралей или отверстий [2]. Однако с появлением Просвещения и ростом капитализма настольные игры Европы — как и многое другое на континенте — начали меняться. К концу XVIII века на рынке появились игры, продвигающие всё — от поездок на паромах до колониальных завоеваний. Чтобы привлечь потребителей (категория людей, которых раньше не было), эти игры создавались так, чтобы в них можно было играть на досках нс напечатанными картинками, изображающими конкретные места, людей и вещи. Художники, которые их рисовали, стремились привлечь общественное внимание и захватить общественное воображение, призывая современное стремление к тому, что Уолтер Бенджамин назвал бы «новизной и шоком» [3].

Очень многие из этих новых игр в картинках были играми-гонками — те же «змеи и лестницы» или «игра гуся», в которых два или более игрока передвигают фигуры по дорожке в соответствии с числом, определяемым «вариацией случайного генератора» — например, волчком или игральной костью. [4] Каждая дорожка имеет свою уникальную комбинацию безопасных квадратов, штрафных квадратов, опасностей и ярлыков; но цель всех игр-гонок одна и та же — добраться до последнего квадрата и первым убрать свою фигуру или фигуры с доски.

El juego de la Oca - испанская версия "игра гуся", напечатанная в Барселоне в девятнадцатом веке
El juego de la Oca - испанская версия "игра гуся", напечатанная в Барселоне в девятнадцатом веке

Предмет и эстетика игр-гонок XVIII и XIX веков широко варьировались. Например, голландская игра «Пароходы» — ручной раскраски и по-детски очаровательная, ее фигуры и пейзажи напоминают те, которые вы видите на американских народных портретах Джозефа Х. Дэвиса или Джозефа Уоррена Ливитта. Предназначенная для продажи билетов на линии пароходов Роттердам-Дордрехт, цель игры настолько проста, насколько это возможно — добраться до порта Дордрехт, избегая всевозможных соблазнов, которые (в конце концов, это «рекламный инструмент») [5] представляют собой приятные отвлекающие моменты: бокал женевера (голландский можжевеловый джин. — Прим. aprosh), чашка кофе, прогулка в карете. Лазарет для больных чумой — пожалуй, единственное зловещее препятствие на этой доске.

Игра "Пароходы" напечатана в Роттердаме в начале девятнадцатого века.
Игра "Пароходы" напечатана в Роттердаме в начале девятнадцатого века.

«Новая игра человеческой жизни», напечатанная в Лондоне в 1790 году, гораздо менее увлекательна. Тяжелое по тексту — и еще более тяжелая по протестантской морали — доска отдалённо напоминает «Игру гусей», которая достаточно хорошо укоренилась в культуре Европы конца XVIII века, ибо даже Гете написал, что сама жизнь была

как игра в гуся:

Чем дальше идёшь,

Тем раньше достигнешь конца,

Где никто не хочет оказаться. [6]

Конечно же, цель «Новой игры человеческой жизни» — стать первым игроком, который станет стариком, или, как значилось на доске, «Бессмертным человеком, который живёт 84 года... Модель завершения жизни, которая может закончиться только Вечностью». Это может быть достигнуто только после того, как игрок проведёт свою фигуру через 83 квадрата, представляющих 7 периодов жизни — от младенчества до старческого маразма, возможно, обращаясь по пути к «Нескольким моральным и разумным наблюдениям» (как сказано в инструкции). Игрок, по крайней мере, может быть уверен, что не получит здесь штрафных очков.

«Новая игра человеческой жизни», напечатанная в Лондоне в 1790 г.
«Новая игра человеческой жизни», напечатанная в Лондоне в 1790 г.

Принцип прогресса, в общем смысле движения вперед, долгое время был центральным в настольных играх, и бесчисленные игры, изготовленные в Европе XVIII и XIX веков, продолжали вращаться вокруг простых соревнований за скорейшее достижение финишной черты. Эта финишная черта может быть так же близка к дому, как и порт Дордрехта в игре «Пароходы», или такой же экзотической, как Северный полюс, в австро-венгерской игре «Новейшая полярная экспедиция», посвященная полярной экспедиции, возглавляемой Карлом Вейпрехтом и Юлиусом Пайером.

 «Новейшая полярная экспедиция», напечатано в Вене около 1875 г.
«Новейшая полярная экспедиция», напечатано в Вене около 1875 г.

Мировой бестселлер Жюля Верна «Вокруг света за восемьдесят дней» о Филеасе Фогге — упрямом английском джентльмене, который, чтобы выиграть пари, совершил кругосветное плавание за восемьдесят дней — очень хорошо подошёл для адаптации в настольной игре. Она повторяет реальную попытку американской журналистки Нелли Блай победить вымышленного Фогга в его собственной игре, что она и смогла сделать, потратив на путешествие из Нью-Йорка в Индию и обратно всего 73 дня.

«Вокруг света с Нелли Блай», напечатано в Нью-Йорке в 1890 г.
«Вокруг света с Нелли Блай», напечатано в Нью-Йорке в 1890 г.

Концепция прогресса в политическом смысле проникла в настольные игры вскоре после начала Французской революции. Революционеры, в отличие от моралистов, стоящих за «Новой игрой жизни», с подозрением относились к легкомыслию игр и не теряли времени, изменяя их в соответствии со своими собственными целями. Учитывая, что эти же революционеры переименовали дни и месяцы, перенастроили календарь и пересчитали измерения минут и часов, тот факт, что они также переименовали короля в шахматной партии, «отныне будет называться le drapeau [флаг]» и реквизировали пустые обратные стороны игральных карт для «каталогизации конфискованных библиотек аристократов», это в общем-то не должно удивлять. [7] Два предприимчивых гражданина, по имени Жауме и Дюгурк, зашли так далеко, что переделали всю колоду игральных карт, исключив оскорбительные наименования королей, королев и камердинеров (валетов или мошенников в английской колоде) и заменяя их изображениями Закона, Духа Мира и Свободы Прессы.

Карта Свободы Религий из колоды Французской Революции, около 1790 года (или, точнее, Второй год Республики).
Карта Свободы Религий из колоды Французской Революции, около 1790 года (или, точнее, Второй год Республики).

«Игра Французской революции», напечатанная около 1791 года, как и «Новая игра жизни», по образцу игры «Гусь», пропагандировалась для политического прогресса, ведя игроков через главные события революционной истории, начиная со штурма Бастилии и отмены феодальных прав, дехристианизация Франции, сентябрьские расправы и убийства Лони, Фулона и Бертье, прежде чем завершиться Национальным собранием в Палладиуме свободы. Если эта игра и немного скучна, то только не для самых ярых республиканцев. Игра была оживлена штрафом в несколько квадратов, в котором «идиотские гуси» (так написано на доске), носящие одежду магистратов и символизирующие парламенты Старого режима, могли так же точно замедлить продвижение игры, как и задержать прогресс французской нации.

«Игра Французской революции», напечатанная в Париже около 1792 г.
«Игра Французской революции», напечатанная в Париже около 1792 г.

Политический прогресс также кроется в странном названии «Хронологическая звезда мира — занимательная игра», опубликованная Джоном Маршаллом из Лондона в 1818 году. Здесь на 109 пронумерованных картинках, красиво напечатанных в форме звезд, изображающих полумесяцы, медальоны и листья, рассказывается история мира. Эрнст Струхал пишет: «История заканчивается целенаправленным преследованием прогресса, достижениями, которые продвигают пошаговый подход». [8] Начинаясь с райского сада, игра заканчивается, когда Первый игрок приземляется в центральном круге, на котором изображена военная женская фигура со щитом «Юнион Джек» и листом бумаги, на котором написано: «Во славу Великобритании, работорговля отменена».

«Хронологическая звезда мира — занимательная игра», напечатанная в Лондоне в 1818 году.
«Хронологическая звезда мира — занимательная игра», напечатанная в Лондоне в 1818 году.

Королева Виктория, родившаяся в 1819 году, через год после публикации «Хронологической звезды мира», точно сыграла роль этой фигуры в другой, еще более националистической настольной игре, напечатанной в Лондоне около 1860 года. В этом случае игра имеет форму пирамиды, восходящая от Эдемского сада и Вавилонской башни к вторжению римлян в Британию и открытию Америки, — и нет никаких способов выиграть в ней до тех пор, пока не достигнешь вершины — королевы, в окружении ее семьи.

«Пирамида истории», напечатанная в Лондоне около 1860 г.
«Пирамида истории», напечатанная в Лондоне около 1860 г.

Практика создания игр, способствующих добропорядочной жизни и политическому прогрессу (всегда почему-то в образе правительства, находящегося у власти), сохранялась в течение всего XIX века и вплоть до ХХ. Советский Союз особенно хорошо использовал настольные игры, хотя в отличие от французских революционеров, которые так стремились к тому, чтобы граждане повторяли и усваивали события революции, Советы были более заинтересованы в том, чтобы новое урбанизированное крестьянство научилось основам здоровья и гигиены. В 1910-х и 1920-х годах государство одобрило производство таких игр, как «Туберкулез — болезнь пролетариата», «Берегите свое здоровье!», «Новая игра по гигиене» и «Брошенный», в которой «игрокам приходилось собирать бездомных детей и приводить их в детский дом» [9].

Игра «Здоровый образ жизни», выпущенная в Москве в 1926 году, представляет собой игру, призванную повысить осведомленность о сифилисе, туберкулезе, алкоголизме и опасностях консультирования у народных целителей, а не врачей. Цель состоит в том, чтобы быть максимально здоровым работником, однако шансы на успех самые большие, а наказания, с которыми сталкивается игрок, больше всего похожи на штрафы голландских «Пароходов». Однако вместо того, чтобы отвлекаться от достижения вашего места назначения на чашку горячего кофе или огненный бокал джина, вы будете наказаны за то, что проконсультировались с народным целителем (который спроваживает вас прямиком на кладбище), выпили пива за обедом (это вы попали в приют для бездомных) или за общение с сомнительной женщиной (которая «награждает» вас сифилисом). Квадраты информируют игрока о различной статистике («46% убийств и 63%а грабежей происходят под воздействием алкоголя») и пытаются развеять распространенные заблуждения («туберкулез лечится не лекарствами, а свежим воздухом, солнце и пища»). [10] Благодаря своей продуманной конструкции эта доска подчеркивает, что здоровье работника находится в его собственных руках, так же, как и другая, где изображенный работник держит в одной руке список правил и рычаг, управляющий маховиками (оба напечатаны с лозунгами, призывающими работников брать на себя ответственность за улучшение качества своей жизни).

«Здоровый образ жизни», напечатано в Москве, 1926 г.
«Здоровый образ жизни», напечатано в Москве, 1926 г.

Хотя для многих из нас сегодня «Здоровый образ жизни» может показаться странным, он выглядит не более странным, чем, выглядели американские «Игры жизни» или «Монополии» с акцентом на накопление капитала, для российского пролетариата. Игры, как религия и песня, существовали с доисторических времён, и, как и в случае с религией и песней, они являются творениями, в которых мы не можем скрыть свои желания, предрассудки и страхи. Они могут быть откровенно политическими, как, например, «Французская революция», или неосознанно раскрывать культурные особенности, например одержимость скоростью, очевидная в играх про Жюля Верна и Нелли Блай, созданных во Франции, Англии и Америке XIX века. Но в каждом случае они создают альтернативное пространство, в котором люди могут проигрывать тревоги своей повседневной жизни в соответствии с четко установленными правилами и, пока на кону нет реальных денег, без какого-либо страха понести потери. «В игре, — пишет Роберто Калассо, — человек ощущает напряжение, но при этом он отстранен от реального мира, словно держась на две ладони выше уровня земли» [11]. Неудивительно, что каждый вид морального и политического режима оставляет свой след на настольной игре, а то и двух. Есть немного занятий, которые так точно повторяют наши попытки представить ход прогресса, который кажется настолько разумным, что он должен быть неизбежным, но тем не менее подверженным случайности.

ОБ АВТОРЕ. Алекс Андрисс получил докторскую степень по английской литературе в Бостонском колледже в 2013 году. Его работы появились или будут опубликованы в Granta, 3: AM Magazine и The Millions. Его перевод «Мемуаров Шатобриана из загробной жизни» 1768–1800 гг. опубликован NYRB Classics, а другой перевод «Записок Роберто Базлена без текста» будет опубликован издательством Dalkey Archive Press в 2019 году. Помимо редактирования «Обзора современной художественной литературы», он также редактировал два тома сборника «Лучшая европейская фантастика». Живет в Нидерландах.

Источники:

1. Joan Aruz, Kim Benzel, and Jean Evans, eds., Beyond Babylon: Art, Trade, and Diplomacy in the Second Century B. C. (New Haven, CT: Yale University Press, 2008), 151.
2. David Parlett, The Oxford History of Board Games (Oxford: Oxford University Press, 1999), 6.http://www.alexanderhamiltonexhibition.org/about/Jeffe%20-%20Hamiltoss%20Physician.pdf.
3. Walter Benjamin, The Arcades Project, trans. Howard Eiland and Kevin McLaughlin (Cambridge, Massachusetts: Harvard University Press, 1999), 560.

4. Aruz, Benzel, and Evans, Beyond Babylon, 151.http://www.americanheritage.com/content/paradoxical-doctor-benjamin-rush.
5. Ernst Strouhal, De Wereld in Spelen, trans. Anne Marie Koper (Hilversum: Fontaine Uitgevers, 2016), 16.
6. Johann Wolfgang von Goethe, “Das Leben ist ein Gänsespiel”, Sämtliche Werke, vol. 11 (Leipzig: Insel Verlag, 1920), 675.
7. Strouhal, De Wereld in Spelen, 55.
8. Ibid., 60.
9. Ibid., 17.
10. Ibid., 17.
11. Roberto Calasso, Ka, trans. Tim Parks (London: Vintage, 1999), 329.

Оригинал эссе.

promo goodspb сентябрь 8, 2017 17:46 803
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened