aprosh wrote in goodspb

Category:

Правила жизни Ясена Засурского

Вчера я познакомил вас с помощью журнала «Эсквайр» с правилами жизни Сергея Юрского. Это вызвало живой отклик, ибо Юрский, по кино или театру, известен всем. Ясен Засурский известен широкой публике куда менее, но нам, журналистам (не нынешним свистунам, а именно профессионалам пера) он знаком чуть не с детства. Сколько себя помню, Ясен Николаевич всегда был во главе факультета журналистики МГУ. Сейчас он уже его президент, а не декан, но это говорит лишь о том, что теперь он, слава богу, уже не решает текущие учебно-производственные вопросы. А так журфак МГУ вполне можно было бы назвать факультетом Засурского, ибо именно по Засурскому делали свою жизнь многие поколения моих коллег. Поэтому правила его жизни имеют немалую ценность.

Ясен Николаевич Засурский, Москва, литературовед, президент факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, 89 лет.

Я родился в 1929 году. Тогда были в моде новые имена, мне хотели дать одно из таких, например Револь. Но моя мама любила папу, а у него были ясные глаза, и она меня назвала Ясен.

До 80 лет я каждое утро совершал пробежки — в любую погоду, будь я дома или в командировке. Это помогало мне всегда оставаться в хорошей физической форме.

Я руковожу кафедрой зарубежной журналистики и литературы факультета журналистики МГУ уже 64 года. Рекорд ли это для Московского университета? Не знаю.

Деканом я стал в 35 лет. В ЦК КПСС хотели прислать на эту должность своего человека, но коллектив факультета очень активно выступил против. Выбрали меня. Это был 1965 год. Я не хотел быть деканом, но проработал в этой должности 42 года.

Журналист должен быть любопытным. Если у него нет этого качества, он никогда не станет хорошим журналистом.

Самые интересные телевизионные передачи — те, в которых есть аналитика. Мне нравится, как ведет программу «Что делать?» наш выпускник Виталий Третьяков, очень интересная передача «Игра в бисер» у нашего профессора Игоря Волгина.

Юрий Дудь? Я видел журналистов и поострее, и поинтереснее, и поинтеллигентнее.

Андрей Колесников — очень талантливый журналист. Он пишет интересно, аналитично и никогда не сбивается на сенсации.

Фейк-ньюс стали большой проблемой сегодняшней журналистики. Даже крупные, авторитетные СМИ порой публикуют непроверенные данные, потому что боятся проиграть в конкуренции за оперативность и не успевают сделать фактчек. Но практика показывает, что читатель больше доверяет газете или сайту, где информация тщательно проверятся. Пусть ее даже опубликуют чуть позже, чем в других СМИ, но читатель должен быть уверен в качестве и подлинности этой информации.

Мне однажды подарили бюст Сократа. Сократ говорил о том, что человек всегда должен сомневаться, поскольку сомнение развивает сознание. Умение сомневаться, не принимать все на веру — одно из самых важных качеств журналиста.

Уровень свободы слова сейчас и 20 лет назад примерно одинаковый. Все зависит не от власти, а от самого журналиста: если он профессионал, он найдет возможность высказать свое мнение.

Наша пресса во многом более свободна, чем американская и вообще западная. Американская пресса очень жестко управляется, несмотря на существование первой поправки к Конституции США (которая гарантирует в том числе свободу прессы и слова. — Esquire). Посмотрите, какое противостояние идет между ведущими американскими СМИ, между CNN и Трампом, посмотрите, как освещается в британских газетах история с отравлением Скрипалей. Они потеряли здравый смысл, и это просто позорная ситуация для западной журналистики, которая всегда считалась демократичной и объективной.

Через 30 лет, возможно, понятие «СМИ» перестанет существовать. Уже сейчас мы пользуемся термином «медиа» — он шире. Социальные сети, электронные СМИ останутся источниками информации, а аналитика сосредоточится в бумажных газетах и журналах. В печатной прессе будущее за специализированными газетами и журналами.

Как ни странно, цифровую журналистику проще держать под контролем, чем традиционную бумажную. Сайт можно легко заблокировать.

Блогеры никогда не победят традиционных журналистов — они находятся в разных информационных нишах. И печатная журналистика не умрет. Пресса очень многогранна, и эта многогранность будет развиваться дальше.

Руководство страны должно быть постоянно доступно журналистам. Представьте, если бы во время августовского путча 1991 года у дачи Горбачева в Форосе были журналисты. Они могли бы сфотографировать президента, опубликовать эти снимки — и весь мир увидел бы, что он здоров, а не болен, как официально заявляли путчисты.

Я больше четверти века дружил с Габриэлем Гарсиа Маркесом. Мы с ним познакомились в ЮНЕСКО в конце 1970-х годов. И он и я были членами комиссии по коммуникациям. Там собралось много интересных людей, например Хулио Кортасар. Все вместе мы обсуждали, какими станут коммуникации в конце XX и начале XXI века, подготовили совместную книгу под названием «Много голосов — один мир». Мне нравилась в Маркесе быстрая реакция на новые идеи, новые технологии. Он писал свои произведения на компьютере, потом распечатывал и правил от руки, а затем снова перепечатывал. Маркес говорил мне, что магия его текстов приходит в процессе этой самой правки. С Маркесом мы потом еще встречались на Кубе, много лет переписывались.

Лучше всего тратить деньги на книги.

Библия — самая великая книга, и ее должен прочесть каждый. В ней сконцентрирован огромный опыт всего человечества.

Журфак МГУ окончили более 30 тысяч человек. Наверное, нет такой сферы, где бы не работали наши выпускники. Среди них не только работники СМИ, но и писатели, политики, актеры, режиссеры, священники. Есть даже космонавт, Юрий Михайлович Батурин. Он преподает у нас на кафедре зарубежной журналистики и литературы.

Учиться нужно в любом возрасте. Когда в мае 1943 года мы вернулись в Москву из эвакуации, я пошел в седьмой класс и сдал вступительные экзамены в Институт иностранных языков. Мне разрешили посещать лекции, но потребовали школьный аттестат. Тогда я экстерном окончил школу, и меня зачислили сразу на второй курс. Это было в 1945 году. И сейчас я тоже учусь — у своих студентов.

Мы должны уважать студентов.

У меня был случай, когда на последнюю в семестре лекцию, перед Новым годом, со всего курса пришла только одна студентка. Я читал лекцию для нее одной.

Меня награждали почти все руководители нашей страны, при которых я жил. Но самая главная для меня награда — учить студентов. Я просто очень люблю их.

promo goodspb september 8, 2017 17:46 804
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened