aprosh wrote in goodspb

На ночь глядя с «Экономист»

Сохранение живого в нагревающемся мире

Ученые всё больше задумываются о том, сколько они тратят и на что

По мере расселения Homo sapiens, который осваивает все большие участки Земли, другим видам приходится тесниться. Едва ли шестая часть поверхности планеты до сих пор не тронута человечеством. А изменение климата меняет даже те места обитания, которые люди не топчут напрямую. С тех пор, как во время промышленной революции человечество начало сжигать ископаемое топливо и выбрасывать парниковые газы в атмосферу, это привело к нагреву планеты на 1°C. Нынешние обязательства стран в отношении климата допускают повышение температуры еще на 2°C, из-за чего могут погибнуть практически все коралловые рифы, а также вдвое сократится географический диапазон половины всех видов насекомых, почти столько же растений и четверть позвоночных. Как и видам, которые они пытаются сохранить, как защитникам природы приноровиться к изменяющейся планете — и ограниченным бюджетам?

Прежде сохранение было проще. В принципе, участок земли или океана, содержащий виды, представляющие интерес, может быть оцеплен физическим забором или законом, и люди туда не допускаются. Сегодня такие районы занимают 15% суши и 6% океана. Но формальная защита не панацея. Треть всех охраняемых территорий несёт человеческий след, по крайней мере, такой же глубокий, как и пастбища; «парков на бумаге», существующих только в названии, предостаточно. Наиболее нетронутые заповедники часто находятся в таких отдаленных местах, что формальные гарантии не имеют большого практического значения, поскольку у людей всё равно до них не доходят руки. Это во многом спасает засушливую, гористую пустыню, которая хоть и впечатляет, но негостеприимна для нас. Большинство специалистов по охране окружающей среды поддерживают требования Конвенции ООН о биоразнообразии о том, что 17% суши и 10% океана должны быть к 2020 году защищены, и даже требуют ставить более амбициозные цели. Но они вновь и вновь задумываются о том, где им действовать и что именно сохранять.

Некоторые ученые выступают за определение «горячих точек биоразнообразия», которые особенно богаты разнообразием видов — таких мест, как недостаточно защищенные южные Аппалачи (на фото) в Соединенных Штатах и ​​атлантические тропические леса, которые окружают юго-восточное побережье Бразилии и менее защищаются, чем Амазонка. Другие собирают доказательства того, какие меры по сохранению действуют на местах, а не полагаются на чутьё нутром, которое долгое время доминировало в поле, вроде пометки птичьих гнезд для защиты их во время сбора урожая — практика, которая в одном исследовании была сочтена неэффективной или просто вредной. Все больше и больше обращают внимание на стоимость вмешательств: статья, опубликованная недавно в журнале Science, показала, что примерно 500 миллионов долларов, которые американское правительство ежегодно тратит на сохранение природы, могут полностью покрыть защиту около 1300 из 1500 с лишним животных и растений, подпадающих под закон об исчезающих видах, если деньги были распределены на основе видов, поддерживаемых за доллар. Вместо этого, около 140 видов из них получают, возможно, на 150 миллионов долларов больше, чем на самом деле рекомендует Служба рыбного хозяйства и дикой природы США, в результате чего на охрану остальных остаются сущие крохи. Например, на охрану большеголового гольца отпускается в 16 раз больше необходимой на это суммы денег, а на спасение чёрнораковиннной мидии (эндемичный в США вид пресноводных мидий. — Прим. aprosh) — в 16 раз меньше.

Конечно, о некоторых видах, особенно таких харизматичных, как белоголовый орлан, люди заботятся больше, чем о других. Предпочтение знаковым существам помогает защитить других, которые обитают с ними бок о бок; по счастливой случайности любимая всеми гигантская панда живет в биоразнообразной части Китая. Но расходы на виды, близкие к исчезновению, могут привести к потере денег, если они вообще погибнут. Как и везде в науке, неудачи могут быть поучительными. Тем не менее, инстинктивно не склонные к разговорам об «окупаемости инвестиций» или «анализе затрат и выгод» все больше подвергаются опасности.

Оригинал статьи (доступна только подписчикам газеты).

promo goodspb september 8, 2017 17:46 803
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened