aprosh wrote in goodspb

Category:

Золотая шахта Пик Хилла

Русская еженедельная газета в Австралии «Единение» всегда приготовит в своём очередном номере что-нибудь особенно интересненькое. Вот и теперь!

Знаете ли вы, что в земле Австралии находится около десяти процентов мировых золотых ресурсов?

Австралия является второй в мире (после Китая) страной по добыче золота. Какая картина возникает перед глазами, когда мы говорим о золотодобыче? Крупицы золота прячутся в глубине земли, в темноте, в тайном месте, известном только бородатым гномам с колючими глазами, никогда не расстающихся с кирками. Или же: суровый ковбой на берегу ручья с наполненным щебнем тазиком, где скоро блеснет золотой самородок. Узкая шахта в глубине скалы, куда едва пролезет человек с лампой, в тусклом свете сверкают блики золотоносной жилы, змеей извивающейся по стене.
А теперь представьте себе: ясный день, жгущее австралийское солнце, температура уже который день застыла на сорока градусах. И чаша открытого карьера размером со стадион — грузовики съезжают по серпантину вдоль склона и уезжают полные щебня, в котором прячется золото. День за днем — взрывы, сверление породы, загрузка машин, рев моторов. Древний «тазик» ковбоя-золотодобытчика все растет, все углубляется, пока не превращается в огромную, как жерло вулкана, яму — золотоносную шахту у городка Пик Хилл.

Пик Хилл расположен в 400 километрах к северо-западу от Сиднея в центральной части штата Новый Южный Уэльс. Сегодня это небольшой провинциальный поселок с населением около 1400 человек, одной художественной галереей, одним кафе и туристическим офисом. Основная достопримечательность городка, заброшенный золотой карьер, находится всего в двухстах метрах от городских домов. В сорокоградусную жару в воздухе кружится множество мух, кажется единственных, кто нарушает покой и тишину городка.

А пятьсот миллионов лет назад здесь вспыхивали и гасли вулканы, выплескивалась лава, сталкивались под поверхностью тектонические плиты. Чрезвычайный жар и давление от соприкасающихся тектонических платформ вызывали сдвиги земной коры. Сверхгорячие потоки магмы неслись вверх по трещинам в земной поверхности. Растворенная в газообразных парах кислота разъедала камень, и жидкие вещества, среди которых было много железа, меди и золота, застывали в полостях внутри камней, образуя железосодержащую руду, медную руду, золотую руду.

Следующие миллионы лет эрозия изгрызла гору, превратив ее в холм с залеганиями золотоносной руды. Жила длиной в несколько сотен метров и шириной около восьмидесяти метров располагалась на глубине ста-двухсот метров от поверхности земли. Во многих местах золото оказалось ближе, даже лежало на склонах холма.

Через миллионы лет сюда пришли люди. Сначала тут поселились аборигены племени вираджури, которых золото не интересовало. Потом, около 1840 года, пришли белые колонисты, согнали аборигенов с их земли и построили небольшое поселение Паддис Флэт. А в 1889 году исследователь Деним Садден обнаружил золото. Находка стала частью золотой лихорадки, охватившей Австралию в конце XIX века и повлиявшей на австралийскую историю. Сотни людей, мечтающих быстро обогатиться, каждый день приезжали в городок. Население городка возрастало ежедневно, 1000, 1500, 2000… 9000 человек. Появилась первая улица, на которой тут же выросли гостиницы, рынок, увеселительные заведения.

Вначале золотоносную руду действительно добывали вручную. Все, что было нужно первым золотоискателям — это кирка, лопата и лохань для просеивания золотоносной породы. Работу осложняло отсутствие воды, однако жажда скорого обогащения гнала старателей вперед.

Затем обработка стала масштабнее. Руду погружали на тележки, которые вручную толкали по рельсам, проложенным к городку. Дальше руду разбивали, отделяли от камней, прогоняли через цианид и раствор цинка, чтобы получить чистое золото.

Золотоискатели буквально сдвигали горы и меняли ландшафт. Впрочем, свидетельств тех первоначальных построек не осталось, так как поверхностная добыча вскоре сменилась разрабатываемыми шахтами, через сто лет сменившихся открытыми карьеры, уничтожившими все прежние сооружения.

К 1896 году лежащее более или менее на поверхности золото закончилось. Большинство частных золотодобытчиков уехала из Пик Хилла. Они прибыли с огромными надеждами, но большинство уезжало разочарованными. Далее начался этап глубинной разработки: возникли шахты, глубина которых превышала тридцать метров. После 1900 года здесь работали уже крупные компании. Руду поднимали наверх по вертикальным стволам, примыкающим к золотоносной жиле. Но и эти залежи оказались исчерпаны, и в 1917 году добыча золота полностью прекратилась.

Карьеры лежали заброшенными. В глубь земли уходили заброшенные ходы и шахты. Холм постепенно захламлялся — сюда выбрасывали горы мусора, устаревшую технику, покореженные старые тракторы и автомобили. Большая часть породы в стенах карьера была окисленной и когда ее вытащили на поверхность, она стала разъедать эрозией почву и склоны холма. На смену сбалансированной системе растений и животных пришли «паразиты»: в развалах шахт поселились орды диких голубей, местные растения сменялись чужими, животные болели и умирали. И хотя деревья постепенно восстанавливались, почва в глубине холма продолжала выветриваться, окисляться и разрушаться. До заброшенных шахт на горе Пик Хилл посреди австралийского континента никому не было дела.

Однако спустя три четверти века, новая добывающая компания «Алкан Ресурс» решила вернуться к добыче золота, используя более сложную технику и технологию открытого карьера. Но сначала, с 1990 годов департамент защиты земли и воды вместе с департаментом минеральных ресурсов и добывающей фирмой, предложившей разработку месторождения, разработали масштабный проект, направленный на контроль за отходами и борьбе с природной эрозией. Новый этап разработки месторождения должен был идти вслед спасению природы.

Рабочие и волонтеры убирали заржавленные корпусы брошенных машин, собирали мусор вокруг холма. Они убрали большую часть кислотных продуктов, обработали и захоронили их в безопасных капсулах в шахтах неподалеку. Грузовики привозили камни и щебень, чтобы сбрасывать их в заброшенные старые шахты. Опасные валы и дыры в земле были закрыты, засыпаны щебнем или огорожены от доступа. Гнезда диких голубей, заполонивших окрестности, были разрушены, сорняковые растения большей частью уничтожены, кролики пойманы, склоны холма засажены тысячами новых эвкалиптов, участки земли, обнаженные в результате золотодобычи, засыпаны землей и засажены семенами, из которых вырастали новые растения. Большинство экологических проблем холма была решена: холм, бывший ресурсом для золотодобычи, постепенно стал оживать и превращаться восстанавливаться для будущих поколений.

Новый этап золотодобычи начался в апреле 1996 года. Работа велась методом открытого карьера, глубинного бурения и комплексных взрывах горной породы, причем взрывы проводились каскадные, чтобы одиночный грохот не слишком потревожил местных жителей. Стены карьеров устраивали наклонными, а по сторонам сооружали горизонтальные скаты, «платформы». Мощные грузовики вывозили обломки руды и камней наружу по скатам, до сих пор отлично видным на западном склоне карьера. Хотя открытый карьер располагался всего в двухсот метрах от домов поселка, разработки велись таким образом, чтобы пыль, шум и вибрация от механизмов не мешали жителям городка.

Наконец и эта разработка оказалась исчерпанной. Карьеры были закрыты в 2002 году и полностью выведены из эксплуатации к 2006 году. Они занимали площадь примерно 130 гектаров земли, из которых на 40 квадратных километрах велась интенсивная добыча золота.

Сегодня бывшее место золотодобычи объявлено достопримечательностью. До него можно добраться за четыре часа на машине из Сиднея или за полчаса из городков Паркс или Даббо, если вы вдруг там оказались. Несмотря на рекламные буклеты по всем информационным пунктам окрестностей, место не слишком популярно среди туристов. За два часа, пока я гуляла, ни одна другая машина на парковке не появилась.

Окруженные решетками безопасности чаши карьеров уходили ступенями вниз, словно перевернутые пустые пирамида, выкопанные и перенесенная отсюда неизвестно куда — может, на другой континент, к инкам и ацтекам. Зрелище напоминало театр, покинутый публикой. Неподвижное черное полотно залитой водой сцены располагалось внизу. Выше вились ряды пустых сидений, даже кресла сняты, одни гигантские ряды, вьющиеся параллельно земле от партера до галерки. Никого. Актеры ушли, декорации убраны.

Больше не дребезжат машины, разрубающие камни, не гремят пулеметными очередями каскадные взрывы. Громадные грузовики, перевозящие золотоносную породу, не вползают по рыжему серпантину, напрягаясь и рыча. Не было заметно животных — ни кенгуру, ни лягушек, ни ковровых питонов, изображениями которых пугали информационные стенды. Только птицы щебетали в листве, и лес дышал, шелестел листьями, в окрестности бывшей золотоносной шахты, а теперь — огромных пустых чаш карьера, среди сухой рыжей земли, под испепеляющим солнцем.

Татьяна Бонч-Осмоловская, Сидней.

promo goodspb сентябрь 8, 2017 17:46 803
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened