aprosh wrote in goodspb

Category:

На ночь глядя с «Экономист»

Узбекистан приступает к неожиданным экономическим реформам

Правительственным чиновникам запрещено преследовать малый бизнес

Как будто XIX век...
Как будто XIX век...

Когда министры из далёких стран совершают поездки по западным финансовым центрам, чтобы рекламировать свои планы по экономической реформе, их презентации зачастую вполне предсказуемы. Как правило, много говорят о «бюджетной консолидации», улучшении инфраструктуры и надежности банковской системы. Но только не Джамшед Кучкаров, министр финансов Узбекистана: он гордится тем, чего не делает его правительство. По его словам, самая важная экономическая реформа с тех пор, как Шавкат Мирзияев сменил Ислама Каримова на посту президента в 2016 году, — это трехлетний мораторий на проведение проверок предприятий путем вмешательства государственных чиновников. По его мнению, правительство не могло бы оказать предпринимателям Узбекистана большую услугу, чем уйти с их пути и позволить им заниматься своими делами, не опасаясь вымогательства.

В регионе, где полно опутанных государством,  бюрократией и коррупцией экономик, это революционная мысль. Г-н Каримов уже управлял Узбекистаном, когда тот стал независимым от Советского Союза в 1991 году. Он сохранил все виды советской экономической политики, включая завышенный официальный обменный курс, валютный контроль и огромную роль государства в промышленности и сельском хозяйстве. К этому он добавил такие стандартные постсоветские злоупотребления, как внезапная экспроприация любого частного бизнеса, который выглядел достойным захвата.

Мало кто ожидал, что г-н Мирзияев многое изменит. В конце концов, он занимал пост премьер-министра при Каримове в течение 13 лет. Но после прихода к власти он методично приступил к обновлению экономики, а также к проведению более ограниченных политических реформ. Узбекистан с населением 32 млн человек является самой густонаселенной страной в Центральной Азии. До недавнего времени он также был одним из самых застойных и репрессивных в регионе — в конкурентной сфере. И вдруг он стал витриной реформ.

Г-н Мирзияев резко девальвировал валюту — сом, приведя в соответствие официальный курс и курс черного рынка. От экспортеров больше не требуется продавать четверть своих доходов в иностранной валюте правительству. Это важно не только для трансграничных предприятий, утверждает г-н Кучкаров, но и для простых узбеков, так как нехватка твердой валюты в прошлом привела к нехватке наличных денег, поскольку предприятия накапливали банкноты для покупки долларов на черном рынке. Это побуждало пенсионеров и наемных работников изо всех сил пытаться обналичить свои ежемесячные банковские переводы.

Г-н Кучкаров также провозглашает решение правительства разрешить мелким торговцам пересекать ранее закрытые границы страны, что, по его словам, стимулирует развитие кустарной промышленности в таких областях, как Ферганская долина, где переплетаются Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан. Произвольные границы советской эпохи разделили многие семьи, которые в восторге от нововведения. Юлий Юсупов, экономист из Ташкента, столицы Узбекистана, сравнивает эффект от этого с падением Берлинской стены. Власти впервые за 25 лет разрешили рейсы между Ташкентом и столицей Таджикистана городом Душанбе. «Связь» - модное слово для правительства, которое недавно провело конференцию по улучшению региональной инфраструктуры и экономического сотрудничества. Открытость уже приносит свои плоды: торговля с остальной частью Центральной Азии выросла с 2017 года вдвое.

Узбекистан поднялся рейтинге лёгкости ведения бизнеса Всемирного банка с 166-го места в 2012 году до 76-го — в этом. Правительство значительно упростило налоговый кодекс, превратив его в механизм фактического сбора налогов, а не взяток. Также ведётся реструктуризация государственных предприятий с целью их возможной приватизации. Например, разделены управление аэропортами и государственная авиакомпания, а также производство, передача и распределение электроэнергии. В феврале Узбекистан продал свою первую долларовую облигацию, частично для того, чтобы установить ориентир для заимствования местными компаниями. Она дает 5,4% за десять лет и была очень востребована.

В Ташкенте ощутимо чувство оптимизма. Инвестиционный климат улучшился в «большое время», говорит Игорь Колесников из узбекского подразделения «Бритиш Американ Тобакко»: «В прошлом было очень трудно понять правила игры, а в наши дни ситуация намного здоровее». Реформы «супер для бизнеса», - восторгается предприниматель, который импортирует древесину из России.

Но, как отмечалось в проспекте бондов, непосредственное влияние всех потрясений это препятствие экономике. Из-за девальвации сома инфляция подскочила до 14%. Рост ВВП замедлился с 7,9% в 2015 году (что подозрительно, ибо при Каримове он всегда рос примерно на 8%) до 5,1% в прошлом году. Безработица также выросла.

Инвесторы продолжают осторожничать. Они не особенно доверяют судам, которые с готовностью поддерживали прошлые экспроприации. Правительство остановило самые вопиющие формы кумовства, такие как раздача права беспошлинного ввоза определенных товаров тем, у кого есть друзья на высоких постах. Но потенциальные конфликты интересов сохраняются: например, мэр Ташкента владеет компанией, которая инвестировала в строительные проекты в городе.

Правительство в значительной степени прекратило заставлять всех трудоспособных помогать собирать хлопок на полях. Но к фермерам относятся как к крепостным, говорит г-н Юсупов. Действуют правила, обязывающие их выращивать хлопок и продавать его государству по фиксированным ценам.

Истинная ответственность, которую требует бизнес, по-прежнему отсутствует. Мирзияев создал ограниченное пространство для публичных дебатов, освободив некоторых политзаключенных и допустив некоторую критику. Например, принудительные выселения и снос домов, чтобы освободить место для крупных строительных проектов, которые в настоящее время осуществляются в Ташкенте, привели к широкому осуждению - что г-н Каримов запросто мог пресечь. Но в Узбекистане до сих пор нет оппозиционных партий и свободных СМИ.

Насколько далеко зайдут реформы г-на Мирзияева, остаётся актуальным вопросом. Ничто не указывает на приближение подлинной демократии. Даже экономические реформы неизбежно вызовут сопротивление укоренившихся элит. Но тот факт, что какие-либо реформы вообще предпринимаются, уже большой шаг вперед.

Оригинал статьи (доступна только подписчикам газеты).

promo goodspb september 8, 2017 17:46 803
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened