aprosh wrote in goodspb

Categories:

Забытая история американских войск, оказавшихся на российской гражданской войне

Есть в Вашингтоне замечательный музей Смитсоновского института, в котором мне доводилось бывать. Этот музей издаёт не менее замечательный журнал, который я люблю читать и делаю это регулярно. Иногда перевожу статьи из него. Вот и сегодня с удовольствием прочитал большую статью бостонского писателя Эрика Трики о русско-американской войне — единственной за всю историю наших народов.

100 лет назад, уже после того, как было подписано перемирие, завершившее Первую мировую войну, наши воины столкнулись с российскими 

Американский пехотный лагерь в Сибири, Россия, декабрь 1918 г.
Американский пехотный лагерь в Сибири, Россия, декабрь 1918 г.

Было 45 градусов ниже нуля, а взвод лейтенанта Гарри Мида находился слишком далеко от дома. В непосредственной близости от русской деревни Усть-Паденга, в 500 милях к северу от Москвы, американские солдаты засели на двух блокпостах и в ​​окопах, вырубленных в вечной мерзлоте. Это было перед рассветом 19 января 1919 года.

Сквозь свои полевые бинокли наблюдатели смотрели на юг, в темноту. Невдалеке от позиции взвода взлетели сигнальные ракеты, и по крошечным деревням двинулись смутные фигуры — большевистские солдаты из российской Красной армии, надеявшиеся оттеснить американских захватчиков на 200 миль к северу, вплоть до замерзшего Белого моря.

Первый артиллерийский снаряд упал на американцев на рассвете. 29-летний Мид из Детройта проснулся, оделся и побежал в передовую позицию своего взвода из 47 человек. Снаряды падали в течение часа, затем обстрел прекратился. Солдаты большевистской Красной Армии, одетые в зимние белые полушубки, поднялись со снега и оврагов с трех сторон. Они продвигались, стреляя из пулемётов и винтовок по превосходившим их по численности американцам.

«Я сразу понял, что наше положение безнадежно, — вспоминал Мид, как рассказывается в готовящейся к выходу книге Джеймса Карла Нельсона «Экспедиция белого медведя: забытое вторжение героев Америки в Россию». — Мы выкашивали вражескую линию пулеметным и винтовочным огнём. Но как только волну врага останавливали ​​на одном фланге, другая наседала на нас с другой стороны».

Когда красноармейцы со штыками, примкнутыми к ружьям, приблизилась, Мид и его солдаты отступили. Они метались по деревне, от дома к дому, «каждый новый выстрел оставлял все больше наших товарищей, лежащих на холоде и в снегу, и они больше уже не поднимались», — говорил Мид. Наконец Мид добрался до следующей деревни, заполненной американскими солдатами. Из 47 солдат взвода Мида 25 человек погибли в тот день, а еще 15 получили ранения.

Для 13 тысяч американских солдат, служивших в отдаленных частях России 100 лет назад, нападение на людей Мида было худшим днем ​​в одном из наименее запомнившихся военных конфликтов Соединенных Штатов. Когда наступил 1919 год, вооружённые силы США находились в России уже в течение нескольких месяцев. Первая мировая война всё еще не закончилась ни для 5000 военнослужащих 339-го полка американских экспедиционных войск, дислоцированных вблизи города Архангельска, чуть южнее полярного круга, ни для 8000 военнослужащих из 27-го и 31-го полков, которые были расположен в тихоокеанском порту Владивосток — в 4000 милях к востоку.

Они стали мелкими игроками, оказавшимися в сложной международной интриге Гражданской войны в России. Россия начала Первую мировую войну как союзник Англии и Франции. Но большевистская революция 1917 года во главе с Владимиром Лениным и Львом Троцким установила коммунистическое правление в Москве и Петербурге, которое вывело Россию из конфликта и вступило в мир с Германией. К осени 1918 года правительство Ленина контролировало только часть центрально-европейской части России. Силы, называющие себя белыми русскими, свободной коалицией либералов, социал-демократов и сторонников убитого царя, сражались с коммунистами на севере, юге, востоке и западе.

Через два месяца после перемирия 11 ноября 1918 года, которое официально положило конец войне для остальной части Европы, когда миллион американцев во Франции готовились отплыть домой, американские войска в России обнаружили, что их и так-то непонятная миссия превратилась в нечто даже более неясное. Историки до сих пор спорят о том, почему президент Вудро Вильсон послал войска в Россию, но они склонны согласиться с тем, что две миссии, обремененные неоднозначными целями Вильсона, закончились неудачей, которые предвосхищали иностранные интервенции США в начавшемся столетии.

Когда Вильсон послал войска в Россию в июле 1918 года, Первая мировая война не предвещала ничего хорошего для союзников. Поскольку Российская империя больше не была вовлечена в континентальную борьбу, Германия перебросила десятки дивизий во Францию, чтобы попытаться нанести последний удар и положить конец войне, и наступление Германии весной 1918 года привело к тому, что Париж оказался на расстоянии пушечного выстрела.

Осознав невозможность возродить Восточный фронт, Англия и Франция оказали давление на Вильсона, чтобы тот направил войска для участия в экспедициях союзников на севере России и на Дальнем Востоке России, и в июле 1918 года Вильсон согласился направить 13 тысяч военнослужащих. Союзные державы надеялись, что белые русские могут принять участие  войне, если победят красных.

Чтобы оправдать небольшое вмешательство, Уилсон направил тщательно сформулированную, дипломатически расплывчатую ноту. Во-первых, войска США якобы должны были охранять гигантские склады с оружием союзников, отправленным в Архангельск и Владивосток до того, как Россия вышла из войны. Во-вторых, они поддержат Чехословацкий легион, насчитывающий 70 тыс человек из числа бывших военнопленных, которые присоединились к союзническому делу и сражались с большевиками в Сибири. В-третьих, хотя в ноте и подчёркивалось, что США будут избегать «вмешательства во внутренние дела [России]», в ней также говорилось, что американские войска будут помогать россиянам в их собственном «самоуправлении или самообороне». Это была дипломатия, говорящая о помощи белым в гражданской войне.

«Это было движение в основном против большевистских сил, - говорит Доран Карт, старший куратор Национального музея и мемориала Первой мировой войны в Канзас-Сити. — [Но] мы не могли прийти в Россию и сказать: «Мы пришли для борьбы с большевиками». Выходило, что мы были против нашего недавнего союзника в войне».

Солдаты и моряки союзников во Владивостоке, Россия, сентябрь 1918 года.
Солдаты и моряки союзников во Владивостоке, Россия, сентябрь 1918 года.

Объявленные Вильсоном цели были настолько двусмысленными, что дело кончилось тем, что две экспедиции США в Россию выполняли очень разные миссии. В то время как войска на севере России оказались втянутыми в гражданскую войну в России, солдаты в Сибири оказались вовлечены в серию противостояний и стычек, в том числе со своими предполагаемыми союзниками.

Солдаты США на севере России — 339-й полк армии США — были выбраны для развертывания там, потому что они были в основном из Мичигана, и военные командиры решили, что они могут справиться с сильными холодами в зоне военных действий. Их обучение в Англии включало урок от исследователя Антарктики Эрнеста Шеклтона о выживании при минусовых температурах. Высадившись в Архангельске, чуть южнее полярного круга, в сентябре 1918 года они прозвали себя Экспедицией Белого Медведя.

Оказавшись под британским командованием, многие из этих «белых медведей» не остались в Архангельске для охраны склада оружия союзников. Цель британцев состояла в том, чтобы добраться до российского города Котласа — железнодорожного узла, где, как они надеялись, они могли бы воспользоваться железной дорогой для соединения с Чехословацким легионом на востоке. Поэтому британский генерал-лейтенант Фредерик Пул развернул «белых медведей» длинной дугой в 200 милях к югу от Архангельска, вдоль стратегической железной дороги и рек Двина и Вага.

Но они так и не добрались до Котласа. Вместо этого чрезмерное растягивание союзных войск привело к частым фронтальным боям с большевистской армией во главе с Львом Троцким, которая набирала силу. Одна группа американцев вместе с канадскими и шотландскими войсками вступила в кровавую битву с большевистскими войсками 11 ноября 1918 года — в день подписания перемирия во Франции.

«События развивались так быстро в 1918 году, что лишили миссию всякого смысла, — говорит Нельсон, автор «Медвежьей экспедиции». — Они держали этих парней на изолированных открытых позициях вплоть до 1919 года. Самое большое недоумение, которое исходило от солдат, было: «Кто бы нам сказал, зачем мы здесь», — особенно после перемирия». Большевистская революция «встревожила» большинство американцев, писал российский ученый Уоррен Б. Уолш в 1947 году, «главным образом потому, что мы думали, что большевики были агентами Германии или, по крайней мере, играли в игру нашего врага». Но после поражения Германии многие американцы — в том числе и многие «белые медведи» — задавался вопросом, почему американские войска продолжают воевать.

Тогда как «белые медведи», хоть и неохотно, но участвовали в гражданской войне в России, командующий США в Сибири генерал Уильям Грейвс сделал все возможное, чтобы держать свои войска подальше от неё. В августе 1918 года, перед тем как Грэйвз покинул США, военный министр Ньютон Бейкер встретился с генералом, чтобы лично вручить ему памятную записку Вильсона о миссии. «Следите за каждым своим шагом; вы будете ходить по яйцам с динамитом в руках», - предупредил Бейкер Грейвса. И он был прав.

Грейвс с американским экспедиционным корпусом «Сибирь» высадились во Владивостоке в том же месяце, поскольку, как позже писал Грейвс, «нет информации о военном, политическом, социальном, экономическом или финансовом положении в России». Чехи, а не большевики, контролировали большую часть Сибири, в том числе Транссибирская магистраль. Грейвс развернул свои войска для охраны части железной дороги и угольных шахт, которые обеспечивали её функционирование, — спасательный круг для чехов и белых, сражавшихся с Красной Армией.

Но быстро меняющаяся политика белых осложнила миссию Грейвса. В ноябре 1918 года авторитарный белый русский адмирал Александр Колчак сверг временное правительство в Сибири, которое поддерживали чехи. После этого и окончания войны в Европе чехи прекратили сражаться с Красной Армией, желая вместо этого вернуться на свою новую независимую родину. Теперь Грэйвсу оставалось сохранять хрупкий баланс: держать Транссибирскую магистраль открытой для переправки секретной военной помощи Колчаку, не вступая самому в гражданскую войну в России.

Александр Колчак награждает своих солдат.
Александр Колчак награждает своих солдат.

Оппозиция вмешательству в России развернулась на родине. «Какова политика нашей страны в отношении России? — вопрошал сенатор Хирам Джонсон, прогрессивный республиканец из Калифорнии, в своей речи 12 декабря 1918 года. — Мне не известна наша политика, и я не знаю никого, кому бы она была известна». Джонсон, неохотно поддержавший вступление Америки в Первую мировую войну, присоединился к антивоенному прогрессивному сенатору Роберту Ла Фоллетту, чтобы противодействовать нашим миссиям в России.

Наступление большевиков в январе 1919 года против американских войск на севере России, которое началось со смертельной атаки на взвод Мида, привлекло внимание газет всей страны. В течение семи дней «белые медведи», соотношение численности которых с войсками Красной Армии превышало восемь к одному, отступали на север под огнем из нескольких деревень вдоль реки Вага. 9 февраля в «Чикаго Трибьюн» появилась карикатура, на которой был изображен гигантский русский медведь, изо рта которого капала кровь, а солдат намного меньшего размера держал флаг США. «В его власти», — гласила подпись.

14 февраля резолюция Джонсона, оспаривающая размещение США на севере России, провалилась, не добрав одного голоса в Сенате, а вице-президент Томас Маршалл порвал галстук, чтобы добиться этого. Несколько дней спустя военный министр Бейкер объявил, что «белые медведи» отправятся домой «как можнео раньше, едва позволит весенняя погода» — после того, как замерзшее Белое море очистится ото льда и порт Архангельска снова откроется. Хотя атаки большевиков продолжались лишь до мая, последние «белые медведи» покинули Архангельск 15 июня 1919 года. Их девятимесячная кампания стоила им 235 человек. «Когда последний батальон отплыл из Архангельска, ни один солдат не знал, даже смутно, за что он сражался или почему он сейчас плывёт домой, а его товарищи остались на чужой земле — их так много там под деревянными крестами», — написал лейтенант Джон Кадайхей из 339-го полка в своей книге «Архангельск».

Но американские войска в Сибири Вильсон решил оставить там, чтобы использовать Транссибирскую магистраль для вооружения белых, а также потому, что опасался, вдруг Япония, союзная нация, которая наводнила Восточную Сибирь 72 тысячами солдат, вздумает захватить этот регион и железную дорогу. Грейвс и его солдаты проявили упорство, но обнаружили, что наибольшую опасность представляли бывшие союзники Америки в Сибири.

Придерживаясь заявленной (хотя и неискренней) цели Вильсона о невмешательстве в гражданскую войну в России, Грэйвз сопротивлялся требованиям других союзников — Англии, Франции, Японии и белых русских — сражаться с большевиками в Сибири. Вильсон и Бейкер поддержали его, но японцы не хотели, чтобы там находились войска США, а Грейвс не принял их сторону, как и белые.

По всей Сибири войска Колчака развернули террор, включая казни и пытки. Особенно жестокими были командиры Колчака на Дальнем Востоке, казачьи генералы Григорий Семенов и Иван Калмыков. Их войска, «под защитой японских войск, бродили по стране, как дикие животные, убивая и грабя людей, — писал Грейвс в своих мемуарах. — Если спросить о жертвах этих жестоких убийств, то ответом будет, что убитые были большевиками, и это объяснение, по-видимому, удовлетворяло мир». Семенов, принявшийся преследовать американцев вдоль Транссибирской магистрали, командовал бронепоездами с такими названиями как «Безжалостный», «Разрушитель» и «Грозный».

Американцев дома просили купить военные марки для поддержки войск в Сибири (Библиотека Конгресса).
Американцев дома просили купить военные марки для поддержки войск в Сибири (Библиотека Конгресса).

К моменту, когда американцы и белые русские бандиты оказались на грани открытой схватки, большевики начали побеждать в гражданской войне в России. В январе 1920 года, почти потерпев поражение, Колчак обратился к чешскому легиону за защитой. Потрясенные его преступлениями, чехи вместо этого передали Колчака Красной Армии в обмен на безопасный проход домой, и в феврале того расстрелял отряд большевиков. В январе 1920 года администрация Вильсона вывела войска США из Сибири, сославшись на «неустойчивую гражданскую власть и частое военное посягательство местных» на железную дорогу. Грейвс завершили вывод войск 1 апреля 1920 года, потеряв 189 человек.

Ветераны американской интервенции в России написали после возвращения домой гневные мемуары. Один «белый медведь», лейтенант Гарри Костелло, назвал свою книгу «Почему мы отправились в Россию?» В своих мемуарах Грэйвс защищался от обвинений в том, что он должен был решительно сражаться с большевиками в Сибири, и напоминал читателям о зверствах белых. В 1929 году некоторые бывшие солдаты 339-го полка вернулись на север России, чтобы найти останки 86 товарищей. Сорок пять из них сейчас похоронены на кладбище Белой Часовни около Детройта вокруг белой скульптуры свирепого белого медведя.

Историки склонны рассматривать решение Вильсона об отправке войск в Россию как одно из его худших решений военного времени, и предтечу других плохо спланированных американских интервенций в зарубежных странах, имевших место с тех пор на протяжении ХХ столетия. «На самом деле он ничего не добился — она была непродуманной, — пишет Нельсон в книге «Экспедиция Белый медведь». — А ведь её уроки могли быть использованы и во Вьетнаме, и в Ираке».

Джонатан Кейси, директор архива в Музее Первой мировой войны, соглашается. «У нас не было четких политических или военных целей,  — считает он. — Мы думаем, что у нас есть интерес к защите, но на самом деле мы не заинтересованы в том, чтобы защищать или, по крайней мере, приложить к этому огромные усилия. Может быть надо было извлечь из этого уроки».

Оригинал статьи.

promo goodspb september 8, 2017 17:46 803
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened