Categories:

Нет необходимости паниковать по поводу глобального потепления

Убедительных научных аргументов в пользу решительных действий по «декарбонизации» мировой экономики нет

Примечание редактора: 16 ученых, перечисленных в конце статьи, подписали следующее:

Кандидату на государственную должность в любой современной демократии, возможно, придется подумать, что делать с глобальным потеплением. Кандидаты должны понимать, что часто повторяемое утверждение, будто почти все ученые требуют сделать что-то существенное, чтобы остановить глобальное потепление, не соответствует действительности. На самом деле, большое и все растущее число выдающихся ученых и инженеров не согласны с тем, что необходимы решительные действия по глобальному потеплению.

В сентябре лауреат нобелевской премии по физике Ивар Джайевер, сторонник президента Обамы на последних выборах, публично вышел из Американского физического общества (APS), направив ему письмо, которое начинается так: «Я не продлил [свое членство], потому что я не могу жить с заявлением [политика APS]: «Доказательства неопровержимы: происходит глобальное потепление. Если не будут предприняты смягчающие меры, вероятно, произойдут значительные нарушения в физических и экологических системах Земли, социальных системах, безопасности и здоровье человека. Мы должны сократить выбросы парниковых газов уже сейчас. В APS можно обсуждать, изменяется ли масса протона во времени и как ведет себя мульти-вселенная, но свидетельство глобального потепления неопровержимо?»

Несмотря на то, что международная кампания в течение нескольких десятилетий направлена ​​на усиление идеи о том, что увеличение количества «загрязняющего» углекислого газа разрушит цивилизацию, большое количество ученых, многие из которых весьма выдающиеся, разделяют мнение доктора Джайевера. И количество научных «еретиков» растет с каждым годом. Причина этого заключается в накоплении упрямых научных фактов.

Возможно, самым неудобным фактом является отсутствие глобального потепления уже более 10 лет. Это прекрасно известно сообществу приверженцев глобального потепления, как можно видеть из электронного письма климатолога Кевина Тренберта, замешанного в 2009 году в «климатгейте»: «Дело в том, что мы не можем объяснить недостаток потепления в данный момент, и это посмешище, что мы не можем». Но потепление пропадает только в том случае, если верить компьютерным моделям, в которых так называемые обратные связи с водяным паром и облаками значительно усиливают небольшое воздействие CO2. 

Отсутствие потепления в течение более десяти лет — действительно, потепление меньше, чем прогнозировалось, за 22 года, прошедшие после того, как Межправительственная группа экспертов ООН по изменению климата (МГЭИК) начала публиковать свои прогнозы, — предполагает, что компьютерные модели сильно преувеличивают способность выбросов CO2 его вызывать. Столкнувшись с этим конфузом, климатические алармисты перенесли свою барабанную дробь с потепления на экстремальные погодные условия, чтобы все, что происходит в нашем хаотическом климате, можно было списать на выбросы СО2.

Дело в том, что CO2 не является загрязнителем. CO2 — это бесцветный газ без запаха, который каждый из нас выдыхает в высоких концентрациях и который является ключевым компонентом жизненного цикла биосферы. Растения намного лучше развиваются, если количество CO2 возрастает, поэтому в парниках часто увеличивают концентрацию CO2 в три или четыре раза, чтобы добиться лучшего роста. Это неудивительно, поскольку растения и животные развивались, когда концентрации CO2 были примерно в 10 раз больше, чем сегодня. Лучшие сорта растений, химические удобрения и управление сельским хозяйством способствовали значительному увеличению урожайности в сельском хозяйстве в прошлом столетии, но часть этого увеличения почти наверняка была вызвана дополнительным постуалением CO2 в атмосферу.

Хотя число ученых, публично высказывающих своё несогласие с климатическим алармизмом, растет, многие молодые ученые доверительно говорят, что, хотя у них также есть серьезные сомнения в отношении сообщения о глобальном потеплении, они боятся высказываться из-за страха, что их не станут продвигать по службе — или того хуже. У них есть веская причина для беспокойства. В 2003 году д-р Крис де Фрейтас, редактор журнала Climate Research, осмелился опубликовать рецензируемую статью с политически неверным (но фактически правильным) выводом о том, что недавнее потепление не является чем-то необычным в контексте климатических изменений за прошедшую тысячу лет. Международная спайка алармистов быстро развернула решительную кампанию, чтобы доктора де Фрейтаса отстранить от работы в редакции и уволить с работы в университете. К счастью, доктор де Фрейтас в университете всё же смог удержаться.

Такого в науке быть не должно, но ведь подобное бывало и раньше — например, в страшный период, когда Трофим Лысенко захватил в Советском Союзе контроль над биологией. Советские биологи, не скрывавшие, что верят в генетику, которая, по утверждению Лысенко, была буржуазной фикцией, были уволены с работы. Многие оказались в ГУЛАГе, а некоторые даже погибли.

Почему так сильно страдает глобальное потепление, и почему этот вопрос стал настолько неприятным, что Американское физическое общество, которое доктор Джайевер покинул несколько месяцев назад, отказалось от, казалось бы, разумной просьбы многих его членов убрать слово «неопровержимо» из его описания научного вопроса? Есть несколько причин, но для начала — старый вопрос «cui bono?» (кому выгодно. — Прим. aprosh) Или его современное прочтение: «Где дают деньги?»

Алармизм по поводу климата приносит большую пользу многим, обеспечивая государственное финансирование научных исследований и дает повод для роста правительственной бюрократии. Алармизм также предлагает правительствам предлог для повышения налогов, финансируемых налогоплательщиками субсидий для предприятий, которые понимают, как работает политическая система, и приманку для крупных пожертвований благотворительным фондам, обещающим спасти планету. Лысенко и его приспешники жили очень хорошо и потому яростно защищали свою догму и привилегии, которые она им принесла.

Выступая перед многими учеными и инженерами, которые внимательно и независимо расценивают науку о климате, мы обращаемся к любому кандидату на государственную должность: убедительных научных аргументов в пользу решительных действий по «декарбонизации» мировой экономики нет. Даже если принять прогнозы МГЭИК по изменению климата, агрессивная политика контроля парниковых газов экономически не оправдана.

Профессор физики Принстонского университета Уильям Хаппер объясняет, почему многие ученые не верят, что углекислый газ вызывает глобальное потепление.

Недавнее исследование широкого круга вариантов политики, проведенное экономистом из Йельского университета Уильямом Нордхаусом, показало, что для политики, которая обеспечивает еще 50 лет экономического роста без каких-либо ограничений со стороны парниковых газов, достигается почти самое высокое соотношение выгод и затрат. Это было бы особенно полезно для менее развитых частей мира, которые хотели бы поделиться некоторыми из тех же преимуществ материального благополучия, здоровья и продолжительности жизни, которыми пользуются сейчас вполне развитые части мира. Многие другие политические ответы будут иметь отрицательную отдачу от инвестиций. И вполне вероятно, что большее количество CO2 и скромное потепление, которое может за ним последовать, будет общей выгодой для планеты.

Если выборные должностные лица считают себя вынужденными «что-то делать» с климатом, мы рекомендуем поддержать превосходных ученых, которые расширяют наше понимание климата с помощью хорошо разработанных приборов на спутниках, в океанах и на суше, а также в анализе данных наблюдений. Чем лучше мы понимаем климат, тем лучше мы можем понять его постоянно меняющуюся природу, которая усложняла жизнь человека на протяжении всей истории. Однако значительная часть частных и государственных инвестиций в климат остро нуждается в критическом пересмотре.

Каждый кандидат должен поддержать рациональные меры по защите и улучшению нашей окружающей среды, но нет никакого смысла поддерживать дорогостоящие программы, которые отвлекают ресурсы от реальных потребностей и основаны на тревожных, но несостоятельных утверждениях о наличии «неопровержимых» доказательств.

Клод Аллегре (Claude Allegre), бывший директор Института изучения Земли Парижского университета;

Дж. Скотт Армстронг (J. Scott Armstrong), соучредитель журнала прогнозирования и международного журнала прогнозирования;

Ян Бреслоу (Jan Breslow), заведующий лабораторией биохимической генетики и обмена веществ, Университет Рокфеллера;

Роджер Коэн (Roger Cohen), сотрудник Американского физического общества;

Эдвард Дэвид (Edward David), член Национальной академии наук и Национальной академии наук;

Уильям Хаппер (William Happer), профессор физики, Принстон;

Майкл Келли (Michael Kelly), профессор технологии, Кембриджский университет, Великобритания;

Уильям Кининмонт (William Kininmonth), бывший руководитель исследований климата в Австралийском бюро метеорологии;

Ричард Линдзен (Richard Lindzen), профессор атмосферных наук, Массачусетский технологический институт;

Джеймс Макграт (James McGrath), профессор химии, Технический университет Вирджинии;

Родни Николс (Rodney Nichols), бывший президент и генеральный директор Нью-Йоркской академии наук;

Берт Рутан (Burt Rutan), авиационно-космический инженер, дизайнер Voyager и SpaceShipOne;

Харрисон Х. Шмитт (Harrison H. Schmitt), астронавт «Аполлона-17» и бывший сенатор США;

Нир Шавив (Nir Shaviv), профессор астрофизики, Еврейский университет, Иерусалим;

Хенк Теннекес (Henk Tennekes), бывший директор Королевской голландской метеорологической службы;

Антонио Зичичи(Antonio Zichichi), президент Всемирной федерации ученых, Женева.

Опубликовано в американской газете «Уолл-стрит джонэл» (The Wall Street Journal) 27 января 2012 г.

promo goodspb september 8, 2017 17:46 760
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened