Categories:

«Человек не приспособлен жить на асфальте»

Интервью декана факультета почвоведения МГУ, член-корреспондента РАН С.А. Шобой

– Сергей Алексеевич, давайте вспомним, как начинался факультет почвоведения, когда и в связи с чем был организован.

– История наша начиналась буквально со времен создания Московского университета. Его основатель – Михайло Васильевич Ломоносов – это фигура универсальная, он заложил основы многих наук. В том числе и нашу науку – почвоведение. Известен его труд «О слоях земных», где он делает умозаключения по поводу происхождения и свойств почв России на то время. Потом, естественно, были этапы, когда появились кафедры домоводства и агрономии. Первая лекция по почвоведению была прочитана профессором Сабаниным в начале двадцатого века. Именно он заложил основу развития этой науки в Московском университете. Первая кафедра появилась в 1924 году. А в 1973 году приказом ректора Московского университета Рема Хохлова был создан наш факультет. Нам на сегодняшний день 46 лет. 

Достаточно большая история, но в то же время это не самый старый факультет Московского университета. 

Да, не самый старый, потому что мы были раньше на разных факультетах – на географическом, на геологическом, а в последнее время – на биологическом. И только в 1973 году произошло разделение – на базе почвенного отделения образован самостоятельный факультет. За эти годы факультет вырос, и сейчас мы считаемся средним по численности факультетом МГУ. У нас 300 сотрудников среди которых более двухсот преподавателей и научного персонала, около пятисот студентов и около сотни аспирантов, то есть это довольно крупное учебно-научное подразделение. 

Сергей Алексеевич, в истории вашего факультета были разные страницы. Когда-то, например, биологический факультет превратился в биолого-почвенный. Почва считалась чем-то необыкновенно важным для развития отечественной науки. Сейчас это не совсем так. Не все даже знают про ваш факультет. Почему такое происходит? Ведь земля по-прежнему нас кормит. 

Наверное, по той причине, что обычно знания о каком-то предмете закладываются в школьные годы. А в школьной программе мало отводится времени для знакомства с нашим предметом – с почвой. Хотя вы правильно понимаете, что почва – это основа жизни, и более 90% продуктов питания человечество производит путем обрабатывания почвенного покрова. Соответственно, в почве сконцентрировано огромное количество живых организмов. Она обладает гигантским биоразнообразием. Функции ее трудно переоценить. Сейчас мы наблюдаем заметный интерес к нашему объекту в связи с экологическими проблемами, а также с проблемами продовольственной безопасности, которые в последнее время у всех на слуху. 

Что вы имеете в виду под экологической опасностью? Это проблема хранения радиоактивных отходов? 

– Не только. Это все те негативные процессы и влияния, которые оказывает на почву современная человеческая деятельность. Я имею в виду загрязнение, различного рода техногенные аварии, действие транспорта и так далее. И, конечно, мы ощущаем, что процесс интенсивного сельскохозяйственного использования территории приводит к опустыниванию. В связи с этим остро стоит проблема рекультивации, восстановления нарушенных земель. Есть яркие примеры негативного воздействия на почвы, где осуществляется добыча полезных ископаемых (рудники, нефтедобыча). Мы выполняем научно-производственные проекты в Западной Сибири и наблюдаем большое количество разрывов нефтепроводов, где большие территории покрыты нефтью. Перед нами стоит вопрос их восстановления. И наша задача как специалистов-почвоведов, экологов разработать технологии, методы для восстановления в естественное состояние те ландшафты, которые были нарушены. 

Наверное, урбанизация тоже играет определенную роль. 

– Безусловно. С каждым годом количество населения увеличивается, и особенно это касается городской инфраструктуры. Мы в городе тоже ощущаем эти проблемы –недостаток открытых поверхностей, где растут деревья, цветут газоны. Это тоже сказывается на нашем состоянии. Люди часто не понимают, что почва регулирует газовый состав атмосферы. В городских почвах нарушено естественное соотношение микроорганизмов, часто встречаются патогенные виды, которые в свою очередь вызывают болезни у городских растений. 

– Получается, человек с биологической точки зрения не приспособлен жить на асфальте? Ему нужна почва? 

Конечно. Человеку нужен оптимум – в том числе почва, трава, деревья. Сейчас всё чаще говорят об экологических поселениях, где этот баланс соблюден. Эта тенденция будет набирать обороты. 

Но у нас в стране, наверное, таких поселений ещё нет? 

– Сейчас много говорят на эту тему, ведутся разработки и идет подготовка специалистов, которые будут проектировать такие экополисы, создавать оптимальные ландшафты, которые благоустраивают городскую экосистему. Думаю, это наше общее будущее. 

Наука почвоведение синтетическая – это и биология, и геология, и география. Вы сами себя в большей степени кем ощущаете? Что такое почвовед? 

– Вы очень правильно подметили, потому что наша наука – мультидисциплинарная, тесно связанная с другими естественными науками – биологией, геологией, географией. У нас есть свой объект – это почва и почвенный покров. Все те направления, которые связаны с изучением и рациональным использованием этого объекта, – это и есть зона интереса нашей науки. И, соответственно, главная сторона нашего научного поиска – это выяснение роли почвы и почвенного покрова в функционировании биосферы. Обычные люди с трудом представляют, что в одном кубическом сантиметре почвы находится более миллиарда, а иногда до пяти-семи миллиардов бактериальных клеток. Это огромное количество живых организмов, которые живут, работают, функционируют. Они разлагают опад, продуцируют газы, формируют органическое вещество, которое служит питанием для растений. Поэтому изучение роли почвы в функционировании биосферы или экологические функции почвы – это очень важное научное направление в современном естествознании. 

Отсюда вытекают те задачи, которые стоят перед нашей наукой. Это экологические проблемы – устойчивость почв, как ее охранять, как рекультивировать, если она нарушена и загрязнена. Здесь нужны конкретные технологии, научный подход. Наша задача – дать рекомендации, как оптимально использовать почвы и почвенный покров под конкретные культуры в конкретных почвенно-географических условиях. Какое нужно питание, влага и вещества для борьбы с болезнями растений (гербициды, фунгициды). 

 Наша страна обладает большим разнообразием почв. И, наверное, каждый тип почвы требует совершенного разного подхода. 

Да, вы правы. Всем известно, что Россия занимает первое в мире место по площади. У нас много черноземов. В России их площадь – около пятидесяти процентов. И более половины пашен у нас расположены на черноземных почвах. То есть у нас огромный потенциал почв с точки зрения их плодородия, ведь чернозем – это настоящий подарок природы, который активно используются в сельском хозяйстве, особенно в наших южных регионах. Но все почвы уникальны, нет плохих почв. Есть северные почвы, там произрастают леса. В нашей средней полосе мы тоже имеем сельскохозяйственные угодья, и почвы используются для тех или иных целей. Но для сельского хозяйства требуются оптимальные почвенно-климатические условия, поэтому почвоведы изучают, в том числе, использование определенных территорий под те или иные культуры. 

Наверняка у вас есть масса интересных собственных разработок для увеличения плодородия, для борьбы с вредителями. 

– У нас 11 кафедр, и каждая кафедра занимается каким-то научным направлением, осуществляя подготовку специалистов. Сегодня на факультете мы охватываем почти все наиболее значимые научные направления, которые связаны с использованием почв и почвенного покрова. В первую очередь необходим учет почвенных ресурсов. Для этого применяются методы дистанционного зондирования, цифровые технологии. На сегодняшний день стоит задача, чтобы все почвенные ресурсы, каждый участок поля в стране был оцифрован, внесен в электронную базу данных, и ему были присвоены почвенные, химические и агрохимические характеристики, которые важны для сельскохозяйственного использования этих территорий. Это важно для учета и выработки рекомендаций по использованию почв. В настоящее время эта работа нами ведется, мы сотрудничаем с многими агрохимическими службами регионов, внедряем эту технологию, когда, допустим, агроном может спокойно через свой мобильный телефон посмотреть конкретный участок территории и получить все характеристики. Допустим, ему надо произвести расчет внесения удобрений, – он может это оперативно проделать. 

– Эта система хоть где-то работает или это пока теория? 

– Уже работает, и у нас есть лидеры по этому направлению – это Белгородская, Ростовская, Московская области. Мы это направление расширяем и обучаем людей, которые работают в этих службах. Сейчас самое главное – это подготовить кадры, которые могли бы внедрять цифровые технологии в практику. 

– А аэрокосмические технологии вы используете? 

Мы используем методы дистанционного зондирования для картографирования почвенного покрова (космическая и аэрофотосъемка). Есть и космическая съемка для учета почвенных ресурсов. Сейчас активно используются дистанционные методы для прогнозирования урожая за счет вот специальных методов спектральной отражательной способности почв и растений. Создаются новые гуминовые препараты. Это направление, в котором трудятся наши химики. 

Выявлена важная закономерность: эти препараты позитивно влияют на структуру почвы, укрепляют её, с одной стороны, и повышают устойчивость растений к различного рода негативным воздействиям. Когда растения обрабатываются гербицидами, фунгицидами, обязательно требуется обработка гуминовыми препаратами, которые снимают стресс у растений, и тем самым повышают их продуктивность.

– Растения у нас тоже, значит, испытывают стресс. 

– Ещё какой! На кафедре биологии почв разработаны бактогуминовые препараты, которыми обрабатывались семена, и показано, что они повышают эффективность всхожести семян и продуктивности сельскохозяйственных растений. 

Сейчас стоит задача эффективного использования биологически активных веществ  (гуминовых препаратов, симуляторов роста) и препаратов для борьбы с болезнями, которые повышают эффективность основных средств химизации – минеральных удобрений.

Можем ли мы сказать, что сейчас почвоведение как наука возрождается, и интерес к нему возрастает? 

– Да, как я уже сказал, это происходит в рамках двух доктрин экологической и продовольственной безопасности. На днях ректор МГУ академик В.А. Садовничий отметил экологию в числе мировых проблем, и, конечно, без знания законов функционирования почв невозможно бороться с теми отрицательными явлениями, с которыми сегодня человечество сталкивается. А продовольственная безопасность особенно актуальна потому, что мы, увы, живем в период санкций, и это накладывает на нас большую ответственность за ту продукцию, которую мы производим.  С этой точки зрения санкции оказались для нас полезны в том плане, что мы обратили внимание на рациональное использование почвенного покрова, и так случилось, что последние два года мы имеем успех, что не может нас не радовать. 

– Выходит, нет худа без добра? 

– Выходит, так. Сейчас активно развиваются отрасли, которые направлены на повышение производительности, эффективного использования, продуктивности почв, и это очень широкая тематика научных исследований. Если бы мы смогли реализовать наш потенциал с теми показателями, которые мы наблюдаем в Западной Европе, то мы бы удвоили, если не утроили бы наш продукционный потенциал. 

А как вы думаете, это возможно – эффективно использовать свои возможности? 

Конечно, это возможно. Сравнить, например, химизацию. Если у нас вносится примерно 25-30 килограммов действующего вещества на гектар, то у них это это примерно в 10 раз больше. У нас на сегодняшний день очень мало вносится удобрений для повышения урожайности, – вероятно, это связано с финансовыми проблемами хозяйствующих субъектов, потому что около восьмидесяти процентов производимых удобрений в Российской Федерации мы экспортируем. И только 15-20 процентов реализуем у себя. Это – тоже один из наших потенциалов. У нас потенциал огромен, и об этом говорит сообщество почвоведов и агрохимиков России.

Которое вы возглавляете? 

Да. Мы всегда говорим это на наших конференциях, съездах почвоведов. Потенциал огромен, но требуются усилия. Они должны происходить на государственном уровне, потому что важна система управления и вопросы финансирования. Я абсолютно уверен, что эффективность сельского хозяйства будет нарастать ежегодно. Другого пути просто нет.  Сейчас Российская Федерация получила за счет экспорта продуктов питания примерно столько же, как от экспорта от вооружений. У нас есть и почвенные, и водные ресурсы, но надо их рационально использовать, и тогда мы получим отдачу.

– Что собой представляет сегодня ваш студент? Есть ли среди них яркие личности, которые совершают научные открытия или пишут прорывные научные работы? 

– Студенты всегда разные. Есть и яркие. Их мы стараемся вовлекать в научно-исследовательскую работу, чтобы получать дополнительную возможность за счет грантов или контрактов с конкретными хозяйствующими субъектами их заинтересовать научным процессом. Они собирают в летнее время в экспедициях материалы для будущей научной работы, защищают ее и после магистратуры поступают в аспирантуру, продолжают свою научную работу, защищают кандидатскую диссертацию. У нас довольно большой контингент аспирантов, и это наша движущая сила с точки зрения проведения научных исследований на факультете.

– Когда-то отец-основатель почвоведения В.В. Докучаев поэтично назвал чернозем царем почв. Спокойны ли вы сегодня за свою науку? Есть ли кому её передать? 

– Да, Василий Васильевич говорил, что чернозем дороже золота, потому что почва дает жизнь, дает продукцию сельского хозяйства. Мы готовим студентов, которые заканчивают учебное заведение, аспирантуру, а затем они распределяются по разным учреждениям. Они сами становятся преподавателями, и они уже обучают других студентов. А те, которые идут в производство, поддерживают с нами связь, и это очень характерно для нашего факультета. Мы готовим себе смену, а те будут в дальнейшем готовить тех, кто будет обучать последующие поколения. Эта преемственность очень важна. Конечно, в истории любой науки есть спады – и есть всплески, и интерес, и рост. Я бы сказал, что в настоящее время мы наблюдаем рост. У нас неплохой конкурс на факультет, студенты к нам идут. Мы не испытываем проблем с распределением или с поиском работы, потому что наша сфера сейчас очень востребована. Это и бизнес, и государственные структуры управления, и естественнонаучные исследовательские институты. Наши студенты легко находят работу, мы им помогаем в этом.

С наукой все понятно, и это замечательно. А вот удается ли вам привить им какое-то особенное, трепетное отношение к почве, любовь к земле? 

– Да, конечно, мы стараемся воспитать трепетное отношение к земле. Любая дисциплина закладывает основы рационального использования почв, будь то лекции по химии, физике или биологии почв. Преподаватели говорят студентам, какие физические параметры нужны, чтобы почва функционировала, и нельзя вытаптывать ее, повреждать и так далее. Это направление бережного отношения к земле заложено в учебном процессе, потому что по-другому нельзя. 

А мне кажется, что практика, выезд на природу имеет еще большее значение, чем теоретические занятия. Ведь когда ты на почве находишься, ее щупаешь, ощущаешь ее запах, то у тебя просыпается к ней особое чувство, которое утрачено жителями мегаполиса. 

Все правильно. Мы все занятия закрепляем на практике. Мы – полевой факультет, и у нас после каждого курса около двух месяцев студенты находятся на природе, где они изучают весь комплекс проблем, связанных с почвенным покровом,  включая растительность, животный мир и так далее, и как используется почва в разных природных зонах. У нас имеется замечательная практика по зонам природы, когда студенты следуют с севера на юг, то есть из Москвы до южных широт едут на автобусах и имеют удивительную возможность увидеть нашу страну во всём её природном и почвенном разнообразии. 

– Это, наверное, очень важно. 

– Не то слово! Я всегда вспоминаю свою первую практику. Это для меня было открытие. Ведь все мы жили в каком-то одном месте, мы не видели мир широко, на расстоянии. И когда мы проехали из Москвы до Черного моря, мы были потрясены разнообразием природы и растительности, и это впечатление осталось на всю жизнь. Понимаете? Мы изучали и геологию, и ботанику, и животный мир, и почвы, и их использование. Для студентов это невероятно важно. 

– Появляется влюбленность в профессию? 

– Да, и это на всю жизнь. Они чувствуют свою роль в этом процессе, свою востребованность, и это воспитывает мировоззрение. Поэтому почвоведение – это важнейшая из наук, это основа основ, потому что без почвы, без земли, без понимания её функционирования и без любви к ней нет и нас с вами. 

Беседовала Наталия ЛЕСКОВА.

promo goodspb september 8, 2017 17:46 769
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened