Как попасть к «Башне Грифонов». Инструкция

Не знаю, подойдёт ли в суровый формат сообщества. На усмотрение администратора.

Башня Грифонов (она же: «Цифровая башня», она же: «Башня Одинокого оптимиста») запала мне в душу ещё в 1991 году, когда впервые поселился в Петербурге. Странное сооружение посреди питерского «колодца», хаотично расписанное цифрами, казалось неуместным пришельцем из другого, даже не прошлого, а какого-то параллельного мира. Конечно, я знаю всю легендарную мешашнину об аптекаре Пеле, башне и грифонах, но сам не имею склонности к мистицизму, духовности и прочим астральным психотворениям. Не раз приводил своих гостей к этой неприметной достопримечательности, но уехал из Петербурга надолго, и башня выпала из поля моего внимания. Переселившись обратно, захотел освежить картинку и вознамерился, как найдётся свободное время, посетить башню. С помощью Гугла всезнающего провёл разведку, но приговор оказался неутешителен: башня недоступна, ибо двор – частная собственность жильцов, а жильцы не любят толпы туристов у себя под окнами. В подтверждение Гугл с Ядом подкинули многочисленные отзывы людей, которым не повезло, или попросту неудачников, которые «ждали-ждали, из жителей никто так и не вышел» или «жители, гады, не пускают».

Ха-ха! (Подумал я.) Во-первых, то, что к башне никто не попадает, совершенно не означает, что к ней нельзя попасть! Просто верояность так мала, что для обычного туриста она равна случайности. Но для человека целеустремлённого, как известно, преград не существует. Во-вторых, случайности, как известно, происходят с дураками, вся жизнь которых – сплошное разгильдяйство, извините за мой мексиканский, а лучший экспромт – это подготовленный экспромт. Поэтому первое, что вы должны сделать, если хотите попасть к этому «мистическому месту Петербурга» – сформировать намерение. Кому-то достаточно для этого закрыть глаза и воскресить картинку башни в далёком уголке своего мозга; кто-то использует речь и произнесёт вслух заклинание, вроде «хочу побывать у башни грифонов!»; кто-то увидит себя у башни во сне. Методов масса. Главное – сформировать устойчивое намерение побывать там, где вам нужно. Здесь, правда, есть нюанс. Поясню его реальной историей, которая случилась со мной в девяностых годах во Владимирском соборе. Обычная для тех лет мерзотно-слякотная питерская зима, в которую любая обувь погибает смертью храбрых, загнала меня погреться  в общественное помещение. Пока я эстетически наполнялся, согреваясь перед бессмертным творением Растрелли в верхнем храме, откуда не возьмись (они всегда внезапно приходят) меня дёрнули за рукав. Обернулся, никого не увидел, перевёл взгляд ниже – бабуля была сгорбленной, как трипогибель, но ясные глаза выдавали добрую фею. По крайней мере – безобидную.
– Милок! Хочешь, я тебя молиться научу? – спросило милое создание.
– Давай, бабуля, говорю (золочёная фантазия Расстрелли ласкала взор, но я видел её много раз, а бабку – в первый и последний). И тут она мне выдала: «Молиться очень просто. Ты сначала что-нибудь попроси у бога, а потом об этом сразу забудь!» И ушла. Растворилась в ладане, так сказать. Я успел удивиться только одному: насколько кратко эта бабуля выразила суть методики.)) Так что, сформировать намерение – это одна сторона вопроса. Не менее важная сторона вопроса – забыть о своём желании и не вспоминать о нём больше никогда. Только в этом случае намерение превратится в прямую команду и будет исполнено. Запомнили? Захотеть и забыть – это и есть первый шаг. Без всякой мистики.
Вторым шагом должна стать пойманная ситуация. Когда-нибудь сложится так, что время окажется свободным, его будет не много, это будет вынужденное безделье (такое часто случается между встречами) и объект намерения окажется рядом. Вы можете об этом даже не помнить, как и я. С виду, нагромождение требований кажется сложным, на деле – заботиться ни о чём не надо. Важно просто не прозевать освободившийся момент, ухватить себя в нём и не отпускать, пока не придумаешь, чем заняться. В этот раз, оказавшись у Василеостровской, я решил прогуляться по улице Репина, жуткой и прекрасной одновременно.

Самая узкая улочка Петербурга, с диабазовым мощением, памятниками XVIII–XIX веков, с узенькими тротуарчиками, в период 1941-42 годов была моргом окрестных улиц. Одного этого хватает, чтобы уйти в её прохладный полумрак, и молча бродить между свежеокрашенных домов-надгробий, заглядывая в арки, вдыхая сквозняк проходных дворов, перекуривая в тупиках. Я гулял и фотографировал. Так как фотографировать на Репина особенно нечего, вышло всего две фотографии. Верхняя и эта.

Не заходя в Румянцевский сквер, повернул направо, пересёк 2-3-ю линии и оказался в Академическом садике, что позади знаменитой Академии художеств, сокращённо – «Репы». День был солнечным, но клонился к закату, фотографировать было самое время. Классицизм как нельзя лучше подходил ко всадникам, гарцующим по кругу, и даже белая дворняга выглядела, как породистая борзая.

Каким бы заковыристым не выглядел мой путь к Башне Грифонов, стоит отметить, что бездумное и скрупулёзное наслаждение «сейчас» – одно из важнейших условий реализации вашего намерения. Вы обязаны сделать всё, что сделал бы человек, наслаждающийся прогулкой среди исторических памятников. Иначе вы не наберёте критическую массу поступков, всё начнётся не вовремя и вы не достигнете цели. Воздух, солнце, тени, ракурсы, остановки, глубокомысленные перекуры, спокойствие и расслабленность. Запасная колонна для интерьера Казанского собора на фоне Мозаичной мастерской

соседствует с классицизмом скворечника у Садового корпуса первой трети XIX века.

В тот момент, когда запал бездельника начнёт иссякать, оно и случится. Видимо, мудрствования у скворечника зацепились за какой-то невидимый крючок и меня осенило, что Башня Грифонов – рядом.  Как только вы вспомнили о вашем намерении (или оно напомнило о себе) – настало время действовать: момент реализации настал, и здесь нет места сомнениям или излишней самоуверенности. Через проходной двор я тут же выскочил на четвёртую линию, прошёл до Большого проспекта и остановился на секунду снять Андреевский собор в лучах заката.

Дальше по дороге ещё два фотоляпа: «Андреевский двор вдоль Большого проспекта»

и «Андреевский двор вдоль 6-ой линии». Задним мозгом зафиксированное отсутствие людей в кадре (в обоих направлениях) было мной воспринято как сигнал зелёного светофора: иди, башня ждёт. И вот тут как раз главное – не торопиться. Торопливость, как известно, нужна лишь при ловле блох и при диарее, все остальные жизненные ситуации требуют вдумчивости, особенно – ситуация реализации желаний.

Вот это здание, где располагалась фармацевтическая фабрика Пеля. Семейство немцев Пелей давно было известно в аптекарском бизнесе. В семидесятых годах XIX века один из представителей аптекарско-фармацевтической династии стал поставщиком Двора Его Императорского Величества, чем изрядно приумножил достояние предков. Доходный дом Пеля тому свидетельство. Занятный был дядька: фармацевт, химик-экспериментатор, настоящий инноватор, шедший в первых рядах своей отрасли. Я, конечно, не верю алхимической шумихе вокруг фармацевта, но народной молвой он был вознесён до самого петровского Брюса.

Мне надо справа от дома, в Днепровский переулок, огибающий доходный дом. Прямо, налево, и первая арка слева будет аркой Двора Башни Грифонов. «Игра Престолов» плачет. Подхожу к воротам и вижу обещанное гуглом:

Озираю ворота, ищу хоть одну зацепку, как можно попасть во двор. Знаю, что это бессмысленно, но жизнь приучила проверять самые невероятные версии. Ворота сделаны на совесть, чувствуется холодная ненависть ко всему сюда входящему, но меня это не огорчает. Многие в этот момент начинают паниковать, пытаются бездумно тыкать в номера квартир на домофоне, зля местных жителей; дёргают за решётки; набирают «тайную комбинацию цифр» в надежде, что замок тупее их... Не надо. Главное уже случилось: вы сформировали намерение и пришли на место; если все действия по пути были правильными и набрали нужный удельный вес, дальше всё произойдёт без вашего вмешательства. Излишняя активность сейчас не нужна, она может запросто погубить всё дело. Сейчас лучше заняться чем-то, что отвлечёт ваше внимание и позволит реальности, оставшейся без контроля, мигнуть. Открыл почту на смартфоне, нашёл письмо, требующее ответа, закурил, погрузился в мир переписки и... реальность мигнула. Пара человек, появившихся из ниоткуда, стали демонстрировать невербальные признаки входа: замедлились, один прикоснулся к голове, снимая отсутствующую шапку, другой полез за ключами... Настал мой звёздный час. В такие моменты ни к чему сомения, мысли «пустят или нет», и прочие ментальные рассусоливания. Речь должна быть продумана заранее, одежда не должна вызывать опасений (дреды до пояса, болт в ухе или косточка в носу не приветствуются), вид должен быть немного смущённый (они же хозяева положения), но не придурковатый, просьба должна звучать почти приказом, а действия – не допускать возражений. В тот самый секунд, когда они приложили магнитку к замку, я громко, чётко и уважительно произнёс: «Уважаемые! Позвольте зайти, сфотографировать башню». И сразу начал движение в их сторону. Всё. Уважаемые даже любезно придержали дверь, дожидаясь меня, только прибавли смущённо: никому не говорите, что это мы. Кому и что я мог сказать, было непонятно. Вполне возможно, что двое ключников из ниоткуда, исполнивших роль Грифонов, имели ввиду самого Пеля. Вопреки утверждениям неудачников, Башня стоит на месте.

На ней закрашены цифры, придававшие ей раньше космический вид сумасшедшего телескопа. Теперь это просто башня. Точнее – остаток старой трубы котельной, без мистики, без грифонов, без фармацевтической алхимии Пелей. Двор пуст, как палуба ночью. Вид чуть портят автомобили, но убирать их лень. Пытаюсь поймать вид «получше».

Не удаётся.


Я удовлетворён: цель достигнута, негативные отзывы в сети посрамлены, свидание с Грифонами состоялось, и, что самое важное, доказано: не все жители этого дома гады, спросите Пеля. Если вам пригодилась моя краткая и несколько сумбурная инструкция, стаьте лайки кому угодно, важно лишь, чтобы задуманное вами – сбывалось вовремя. Надеюсь, когда-нибудь все туристы мира научатся заходить, куда смогут, а жители будут привествовать их улыбками и входными билетами.) Кстати, стартап для владельцев «железного занавеса». Установить сканер qr-кода на входе, и продавать билеты через интернет, например, через «Везде Легко». На заработанные деньги отреставрировать Башню, и нарисовать на ней не только цифры, но и ключ дешифрования, выполненный на базе кодекса Войнича. Положить во дворе асфальт с большим уклоном, чтобы Башня выглядела Пизанской, пригласить пару Грифонов для еженощного взлёта и парения, собирать пожертвования на выравнивание и паранормальные исследования Башни. Без всякой мистики. Просто бизнес. Зря Петербург называют «мистическим». Он просто придуман. Его придумал Пётр, и каждый придумывает его заново. Он постоянно мигает, исполняя чьи-то желания, и всегда даёт тысячи возможностей, мерцая за дымкой гранита.

    
promo goodspb сентябрь 8, 2017 17:46 762
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…
Когда-то посещал эти места, в одной из увольнительных...