Categories:

Два юбилея

Ровно 85 лет назад (16 апреля 1934 года) было учреждено звание Героя Советского Союза. И ровно 10 лет назад (16 апреля 2009 года) в газете «Санкт-Петербургские ведомости», где я тогда работал было опубликовано моё интервью с героическим человеком, который получил звания Героя последним. Перечитаем вместе?

Звезда со дна «бочки»

Последний Герой Советского Союза живет в Петербурге

75 лет назад (16 апреля 1934 года) в СССР была установлена высшая степень отличия граждан перед государством – звание «Герой Советского Союза». Многие помнят, что первым Золотую Звезду получил Анатолий Ляпидевский, вместе с товарищами полярными летчиками спасавший из ледового плена экспедицию «Челюскина»... Но мало кто знает, что последняя Звезда Героя Советского Союза принадлежит петербуржцу, офицеру ВМФ Леониду Солодкову.

Указ о присвоении ему геройского звания за «...выполнение специального задания командования и проявленные при этом мужество и героизм» Михаил Горбачев подписал 24 декабря 1991 года – всего-навсего за день до того, как сложил с себя президентские полномочия и тем поставил финальную точку в существовании СССР. Положенные по статусу регалии – медаль «Золотая Звезда» № 11664 и орден Ленина № 460776 Леонид Михайлович получал 16 января 1992 года в ином государстве, где вскоре появились свои герои – уже Российской Федерации.

Долгое время подробности этого «спецзадания» не раскрывались – слишком значимо оно было для обороноспособности страны, да, впрочем, таким и остается до сих пор. Поэтому Леонид Михайлович, воодушевленно рассказывая об одном, естественно, умалчивает о другом, и сетовать на это бесполезно.

Итак, место действия – город Ломоносов. В 70 – 80-е годы прошлого века там в лабораториях суперзакрытого тогда 40-го НИИ аварийно-спасательных, водолазных и глубоководных работ ВМФ морские офицеры вступали в смертельно опасное противоборство с океаническими глубинами, учились их побеждать – и побеждали! Еще бы, ведь во главе его стоял одно время великий подводник Лунин, торпедировавший немецкий линкор «Тирпиц». Там были сосредоточены лучшие в своем деле специалисты, вооруженные уникальным и по нынешним временам оборудованием. Младший научный сотрудник – водолазный специалист Леонид Солодков окончил училище Дзержинского, а затем и 6-е Высшие специальные офицерские классы. За этим скромным названием скрывалось уникальное флотское учебное заведение, ведущее свое начало от основанных еще в 1874 году в Кронштадте минных офицерских курсов. Отбирали на учебу в классы не менее придирчиво, чем в космонавты.

В начале 1980-х годов в 40-м НИИ была создана единственная в мире установка, которая обеспечивала условия, подобные пребыванию на глубине в несколько сотен метров.

– Мы называли ее между собой простецки – «бочка», – рассказывает Леонид Солодков. – Строилась она лет этак семь и представляла собой сложнейшую трехэтажную барокамеру.

Именно там Леонид Солодков и его коллеги пошли на штурм гидрокосмоса. В 1988 году группа под командованием Леонида Михайловича, состоявшая из него самого, двух врачей и трех инструкторов, на 25 суток отправилась на «глубину» 450 метров. Они испытывали оборудование, приборы, водолазное снаряжение. А главное – устанавливали пределы возможностей человеческого организма, оказавшегося там, где способна выжить даже не всякая субмарина.

– Ощущения, надо сказать, не для слабонервных, – признается мой собеседник. – Постоянный шум в голове. Слуховые галлюцинации. Перепады температуры. То мороз, то жара, как в пустыне. Отсутствие ощущения вкуса и запаха. Перепады настроения от раздражительности до апатии. Дыхательная смесь, основанная на гелии, – как жидкий кисель. Вдыхать легко: только рот открой, как эта масса сама в тебя рвется, а вот выдыхать... К тому же слов друг друга не разобрать. Кожа ползет с тела клочьями, ибо давление в «бочке» – 46 атмосфер. Нельзя делать резких движений – адская боль в суставах, которые скрипят, как несмазанные шарниры. Хотя рацион питания предполагал целых 6000 килокалорий в сутки, но ни один кок из кормивших нас так и не смог приготовить такую еду, чтобы мы не тощали: уже через неделю каждый член группы потерял по доброму десятку килограммов.

А ведь нужно было не просто просуществовать больше трех недель на этой чудовищной для человеческого организма глубине, а работать! Мобилизовав всю волю, адаптироваться к враждебной среде и совершать осмысленные действия. Поскольку это крайне нужно для обороны страны и отечественной науки, для спасения экипажей гибнущих подлодок. Ведь параллельно с научными экспериментами начали строить и глубоководные спасательные комплексы, где водолазы, вооруженные знаниями и навыками, добытыми первопроходцами гидрокосмоса, должны были, по идее, работать. Вот только где эти комплексы ныне?..

Последний Герой Советского Союза не был уникумом – один из многих. В 1990 году полукилометровую глубину покорила группа начальника лаборатории по испытанию водолазного оборудования капитана 3-го ранга Александра Ватагина, 24 января 1991 года удостоенного звания Героя Советского Союза. Позже, уже в постсоветское время, в сентябре 1995-го, звания Героев Российской Федерации были удостоены сотрудники 40-го НИИ капитан 1-го ранга Валерий Сластен и капитан 2-го ранга Анатолий Храмов. А научный руководитель экспериментов Валентин Владимирович Семко стал одним из последних Героев Социалистического Труда.

Час Солодкова пробил, когда возникла непростая ситуация: кто-то должен опять «идти на пятьсот».

– А могли отказаться? – спрашиваю Солодкова.

– Конечно! Любой испытатель был вправе сказать «нет». Есть в нашем водолазном деле такой непреложный закон: откажешься – и никто больше о твоем погружении не заикнется. Всем же понятно, с какой «недружелюбной» средой имеем мы дело, и идти на глубину можно только полностью веря в себя.

Солодков снова сказал: «Да!». И его «шестерка» ушла на 15 суток на полукилометровую глубину, а потом еще месяц выходила с нее, проходя декомпрессию.

– Когда «поднялись» до «глубины» триста метров, показалось, что уже совсем пришли в норму – это ж почти курорт после пятисот! Но врачи показали нам «наверху» записи телеметрии – ох как мы ошибались... – вспоминает Леонид Михайлович.

А потом были горбачевский указ, вручение в скромной обстановке офицерского совещания в Минобороны геройской звезды, продолжение службы «мэнээсом» в 40-м НИИ, где до 1994 года Солодков занимался созданием водолазного снаряжения... и вот уже 15 лет в запасе.

– У водолаза век недолог, – грустно вздыхает наш герой. – После того внепланового «погружения» врачи больше не позволяли мне подводную работу. Поэтому на глубине я так с тех пор и не был...

Он и сейчас еще очень молод, наш герой, получивший это звание в свои тридцать три. И деятельность его нынче совершенно сухопутная: пенсионер Минобороны с лучистой звездочкой на лацкане возглавляет общественный совет при администрации Красносельского района Петербурга.

Александр ЖАБСКИЙ.

promo goodspb september 8, 2017 17:46 770
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened