Какая дорога ведет от Храма?


Как декабристы Герцена, меня сегодня разбудил возмущенный Соловьев. Своим многократным повторением слова «дегенераты» в адрес всех высказавших хоть что-нибудь относительно пожара в Нотр-Дам де Пари, он отстаивал принципы гуманизма, и призывал осознать всю остроту момента. Ну по крайней мере он так думал, что отставиает. Вообще, судя по комментариям г-н Соловьева, он очень подавлен и потрясен всем этим парижским внутренним горением. Ещё его впечатлила древность собора, мол «вы только вдумайтесь сколько ему лет!». Страшно представить всю ту бурю эмоций, которым подвергнется г-н Соловьев, буде он окажется подле мамонтенка Димы. Но тем не менее, давайте последуем призывам нашего «стратегического медиа-бомбардировщика» всея Руси, и собственно, вдумаемся...

На старте возведения Нотр-дама у них - у нас здесь правил Андрей Боголюбский. Ну «здесь» это строго говоря натяжка - Москва была ещё слишком молода, чтоб предоставить инфраструктурную площадку для центральной власти. А наш Дмитрий Донской появится на свет только спустя 5 лет после сдачи объекта свежесгоревшей недвижимости в эксплуатацию. В принципе, такой долгострой отнюдь не редкость при строительстве кафедральных христианских соборов той эпохи. И дело не столько в сложности возведения - глубокий сакрально философский смысл и символизм были заложены в самую суть процесса строительства - прапрадеды парижанина 13 века строить храм божий начинают, и только его праправнуки этот храм заканчивают. Преемственность и соборность зафиксирована в камне. Не просто религиозный объект, а архитектурно-осязаемая народность - вот что получалось в итоге. То есть, не только конечный результат, но и сам процесс возведения был не меньшей целью многовекового мероприятия. И пока в Париже проходили путь от фундамента до шпиля, до того который рухнул в понедельник, мы шли путь свой - от Андрея Боголюбского, перевернувшего Русь и положившего начало современной нашей государственности, и почти до боя за возврат утерянной ранее независимости, который (бой) даст орде на Куликовом Поле Дмитрий Донской.

Окончательную независимость мы получим спустя ещё сотню лет - по результатам Стояния на реке Угре, что при Иване III Великом состоялось. И в ознаменование этой независимости, или самодержавности, как мы тогда её называли, он тоже начнет строительство храма, колокольня котрого - Ивана Великого - и по сей день возвышается в Кремле.

Второго декабря 1804 года, в Нотр-Дам де Пари состоялась коронация императора Наполеона Первого, который спустя восемь лет после этой своей коронации, и будучи «в гостях» в Москве, сбросит крест с уже упомянутой колокольни Ивана III, как с символа нашей независимости государственной и культурной, а в храме оной устроит конюшню. Сакральненько? Как видим, да, сакрально можно не только строить, но и рушить. Ритуально где-то даже.

Ещё про ритуалы и пепелище: почти 6 лет назад один старый парижанин, эдакий эталонный француз, по имени Доменик Веннер, пришел в Нотр-Дам де Пари и застрелился. Самоубийца был и историком, и философом, и писателем, а ещё французом, христианином и патриотом. Короче, «совесть нации». И эта французская совесть, своим суицидом, протестовала против легализации однополых браков. Застрелился на алтаре собора Парижской богоматери, да. И что? Браки запретили? Гей-парады отменили? Курс на блудливый идиотизм поправили? Ответ очевиден.

А 21ого апреля года нынешнего, от Рождества Христова, этот сакральный собор, вместе с алтарем и шпилем, сгорел - как водится в прямом эфире. «Нотр-дам» Гюго остался, ведь рукописи не горят. А этот вот сгорел. Или даже, знаете, он не сгорел. Он выгорел.

Заламывать руки, причитая о древности архитектурного объекта не вижу смысла. Ведь тогда в Самарканде и Каире, или скажем в Иерусалиме, от этой самой древности придется поехать планкой.

А сакральность штука тонкая. Французы, и вообще западные европейцы, вы утеряли право на собор! Ваши пращуры возводили этот алтарь веками, и веками вращали землю в тени его шпиля. Но вы предали всё, что символизировал ваш храм, и он покинул вас - ну не по Хуану стало сомбреро. Ибо.

У нас так тоже было: мы свои храмы и взрывали, и священников расстреливали, а монастыри превращали в лагеря, и на этом самоубийственном пути мы почти дошли до полного самоистребления. «И мы помним, как солнце отправилось вспять, и едва не зашло на востоке». И вот чтоб спастись, оказалось что нужно вернуть храмы, а чтоб вернуть их, надо сначала вернуть себя. И этим мы и заняты. Строительством храма - наши деды начали, и видимо только внуки окончат. И здесь всё, от сталинского «братья и сестры» на ноябрьском параде 41ого года, и до воссоединения России с Крымом, а значит и с Херсонесом, и с покаянием перед белыми баржами под Керчью. И это конечно не конец, и даже не начало конца, хотя возможно это конец начала.

Ну а еэ-эс-овцы? На что они окажутся способны, ради возвращения утраченного ими? Вернуть себя способны? А оно им надо?. Они вообще понимают, что случилось? Понятно.
promo goodspb september 8, 2017 17:46 770
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…
вторжение гераклидов дориейцев продолжается.