kodola (kodola) wrote in goodspb,
kodola
kodola
goodspb

Category:

Рождественская история)

Двадцать пятого декабря прошлого года, в аккурат в день празднования католиками РХ, пришёл комментарий к старому посту «Как попасть к «Башне Грифонов». Инструкция»... Тогда ещё для себя отметил, что надо создать тег «магический пост» и объединить под ним питерские истории, которые происходили (и происходят) со мной лично...

Никогда не знаешь, где найдёшь, где потеряешь, особенно в городе мистических оттенков и социальных контрастов. В ночь православного РХ, наша компашка, будучи, по выражению оксфордского уроженца и крестника Ивана Павлова, «русскими православными атеистами», решила прогуляться. Маршрут был разработан с учётом конфессиональных склонностей: по барам. Вызвав джихад-извозчика, мы скакнули с Китай-Васьки через Серный и Голодай по Бетанкуру на Петроградку. Интересно, что была ночь, но на фото мистическим образом отпечатался солнечный день. Видимо, Святая Грета Тунберг где-то провернула земную ось.

Остановив извозчика у сквера Андрея Петрова, умершего вполне счастливым, мы вышли, дабы показать нашим московским друзьям замысловатую пустоту петроградского квартала, утыканную деревцами и замысловатыми фигурами, в ночи особенно непонятными. Сейчас так мастерски ставят свет, что любую разруху можно превратить в картинку, оттого удивительно, что в Петербурге есть скверы композиторам, но нет скверов осветителям.

Пока наши Милые и Любимые читали надписи на металлических истуканах, мы исполнили завет Шнура, причастившись  восемнадцателетним «Старейшиной» с ароматом бороды Хоттабыча, копчёной в зареве догорающего Козельска. Лайка, сидящая в одиноком, но хорошо освещённом окне первого этажа, показалась мне интересным поводом для фото. Все мои знакомые лайки – собаки добрые, но туповатые; тем не менее, фото лайки в ленте всегда вызывает лайки в ленте, и пару фото лайки я сделал. Ирония в том, что показать их не смогу по причинам, известным мне и пока не известным вам, ибо дальше реальность разветвилась, и, как я не старался вернуть её в нормальное русло, сковырнулась куда-то вбок.

Из собачьего окна раздалось что-то вроде «какого +++ ты мою собаку фотографируешь??!!» в исполнении настолько подзаборном, чтобы моё вольное сердце вскипело, но с нами были девушки. В ответ на предложение «дождаться его, сейчас он выйдет и даст нам двоим +++», мы попытались мирно ретироваться, но в спину посыпалось столько определений нашей политическо-половой принадлежности и морально-сексуальных качеств, что наши средние пальцы правых кистей стали лёгкими, как воздушные шарики, и взлетели вверх, освещённые светом фонарей. Визг вурдалака был нам ответом: уже тогда я понял, что тварь в любом случае выйдет на наш след. С собакой. Пока же мы были в двух шагах от первой цели нашего туристического маршрута: мы иногда заводим друзей в бар «Ленинград», не сочтите за рекламу.

Сырую питерскую зиму очень облагораживает один/два шота «колумбийского галстука». В стопку наливаем 20 Cointreau; сверху (по ножу, чтобы не смешивалось) наливаем 20 Absinthe. Поджигаем, ждём до жёлтых языков. Втыкаем трубочку и резко выпиваем со дна в два глотка. Почему смесь двух природных французских напитков называют колумбийской – не скажу; но почему галстук – становится понятно, когда выпьешь. Когда «галстук» отпускает, он более веселит, чем бычит, в отличие от русской водки. Спинным мозгом я чуял, что наш трюк с баром сбил с толку и раззадорил шизанутого охотника, и он уже рыщет в поисках со своим меховым носом. На случай подобных встреч у меня в кармане всегда лежит магический жезл перочинный нож. Поскольку атрибутика национальных костюмов определяется Законом РФ, длина клинка магического жезла Boker Wildcat – 71 мм.

Мы пересекли Австрийскую площадь, с Каменностровского скользнули вправо, переходом, мимо Горьковской, углубились в Александровский парк: Милая предложила показать ребятам Зодчих. Я был полностью согласен: укромный уголок у Кронверкского канала не снабжён камерами наблюдения, хорошо освещён, и являет собой то магическое место, где карета превращается в тыкву, а охотник – в жертву.  Дошли, откупорили, оросили, и для фотографии я пристроился между Огюстом и Доменико. Милая присела на стул, а друзья подпёрли химика Томаса Томсона, случайно подменившего архитектора Тома де Томона.
Снимок экрана 2020-01-08 в 16.33.45.png
После кадра, из сумрака, прямо на отшатнувшегося Вонифатия Вонифатьевича, выскочил мужик с собакой и почти крикнул: «Это вы?!» Милая и гости традиционно поинтересовались «да ты кто такой?», и собаковод, встретив коллективный отпор, избрал обходной путь, попросив выпить. Я  вышел из-за спины графа, со стороны собаки. с бутылкой в руке. Тупая городская лайка приняла моё появление за предложение поиграть, и дала потрепать себя за ухом. Её хозяин не менее инстинктивно (в отсутствии стопки) запрокинул горло, куда я влил из воздуха немного золотистой жидкости. Можно, конечно, было ему просто дать по кадыку, но это не наш метод.

Мужичонка оказался существенно ниже ростиком, бородёнка стрижена, одет, правда, прилично, на правой руке – пластиковая ручка поводка... Обошёл его, встал за стулом, и, глядя ему в левый глаз, медленно и жёстко произнёс: «Это я фотографировал твою собаку. У тебя претензии?» Два метра до него, за пределами «моментальной» досягаемости, левым плечом чуть вперёд, указательный палец правой руки в кольце керамбита. При этом Милая, из-за моей спины, монотонно отчитывала мужика «русским педагогическим» – диалектом филологинь. И всё опять поменялось.

Рождественская пелена упала с его глаз, он начал суетливо стягивать ручку поводка (меня это сначала напрягло), но он бормотал, что люди-то хорошие, и просит его простить за недостойное поведение, и понять, ибо новогодние праздники в окне первого этажа, направленного в сквер, особенно хороши, и молит принять его извинения и подарок. И достал из кармана предмет, который нёс специально для меня.

Мужик остался цел. Ножницы лежат в моём рюкзаке. Освещение Петропавловки в эту ночь выглядело особенно пафосным, по городу катали Путина, и гвардейцы Темнейшего стояли на всех перекрёстках нашего маршрута. А я шёл, и думал, что в эту ночь родился мужик – он был помешанным, и шёл к смерти, но прозрел. В эту ночь родился я – а мог бы и по кадыку... И что я теперь не знаю, вернуть ему ножницы или не надо... Тем более, что на них его отпечатки, а окно его собаки я навсегда запомнил.
Tags: Санкт-Петербург, о жизни, размышления
Subscribe
promo goodspb september 8, 2017 17:46 803
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments