Исраил 95REG (israil_95reg) wrote in goodspb,
Исраил 95REG
israil_95reg
goodspb

Categories:

Последствия для КНР от сделки между Израилем и ОАЭ

Через день после того, как соглашение между Израилем и ОАЭ было впервые обнародовано, официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь заявил, что Пекин "рад" видеть, как две страны предпринимают шаги по снижению напряженности на Ближнем Востоке. Он также заявил: "Мы надеемся, что соответствующие стороны смогут предпринять конкретные действия, чтобы палестинский вопрос мог вернуться к равноправному диалогу и переговорам", добавив, что КНР намерен "сыграть конструктивную роль" в достижении палестинского конфликта.



Эта первоначальная реакция согласуется с позицией Пекина - не вмешиваться в отношении конфликтов на Ближнем Востоке. Такая позиция, позволила КНР поддержать теплые отношения с правительствами со всех сторон геополитических разломов в регионе и способствовала развитию широких экономических связей во всем регионе. Поддержка КНР палестинцев не помешала ему также быть другом и стратегическим деловым партнером Израиля. Растущее партнерство Пекина с КСА и ОАЭ также не произошло за счет китайско-иранских отношений.

Интересы КНР в регионе сосредоточены на приобретении природных ресурсов. Проще говоря, если соглашение приведут к уменьшению конфликта в регионе, КНР получит огромную выгоду. КНР видит постоянную возможность сотрудничества с израильтянами и эмиратцами в области технологий и кибербезопасности в результате их официальных дипломатических отношений. Учитывая, что ОАЭ использовали китайские технологии наблюдения, а Пекин продемонстрировал свою заинтересованность в получении таких технологий как из Израиля, так и из ОАЭ, нетрудно представить, что китайское правительство извлекает выгоду из расширенной эмиратско-израильской торговли в секторах высоких технологий и кибербезопасности. Это очень актуально для продолжающегося развертывания в Пекине своей системы социального кредита и передовых разработок искусственного интеллекта, в которые он планирует инвестировать до 150 млрд$ к концу этого десятилетия.

Еще одним + для КНР, является баланс сил в Средиземном море. Поскольку Пекин рассматривает поведение Турции в Ливии как дестабилизирующее (несмотря на то, что Пекин и Анкара официально поддерживают одно и то же правительство в гражданской войне в Ливии), возможность более прочного эмиратско-израильского геополитического партнерства успешно противостоит турецким амбициям там - и в богатой газом Восточной части Средиземноморья. - может послужить интересам КНР в возвращении Анкары в ее "стратегическую коробку" и ограничении ее неоосманских внешнеполитических амбиций.

Однако, когда на сцену выходят соображения, связанные с ИРИ, у КНР есть основания для беспокойства. Пекин хочет углубить свои дипломатические, экономические и военные отношения с Тегераном, что из-за соглашения между Израилем и ОАЭ может стать более трудным и рискованным для КНР. Решение США выйти из СВПД и применить максимальное давление на ИРИ в виде широких и жестких санкций негативно повлияло на Пекин. Речь о торговых отношениях и поставках нефти (официальных поставках).

Если руководство в Тегеране почувствует растущую угрозу со стороны растущей арабско-израильской коалиции Персидского залива, в которую также входят Бахрейн КСА - несмотря на то, что последняя не нормализовала еще (дело времени) дипломатические отношения с Израилем - ИРИ может почувствовать себя загнанным в угол, что может привести к действиям Тегерана еще более активным чем раньше. Такой сценарий может еще больше омрачить перспективы долгосрочного мира и стабильности в Персидском заливе и в более широком регионе MENA (Middle East - North Africa).

Пока неизвестно, как окончательно будет действовать ХАМАС, но решение может остаться за Катаром с которым США уже ведут переговоры и то что недавно на днях ХАМАС решили прекратить огонь с Израилем - может ознаменовать какой-то результат.

Все шесть государств Персидского залива, включая ОАЭ, десятилетиями работали с США. Но начиная с 21 века, эти же монархии налаживали все более прочные партнерские отношения с КНР. В ожидании постамериканского порядка ОАЭ диверсифицировали свои инвестиции в КНР и других странах Азии. Израиль также укрепляет свои отношения с Пекином способами, которые вызвали беспокойство Вашингтона, особенно его тесные инвестиционные отношения с китайскими предприятиями в технологическом и военном секторах.

В 2019 г, США предупредили Израиль, чтобы он не разрешал КНР управлять Хайфским портом. Во время визита госсекретаря США Помпео в Израиль в мае 2020 г, вопрос китайских инвестиций в инфраструктуру еврейского государства был центральной темой обсуждения. В результате давления Помпео, израильское правительство позже отклонило предложение КНР запустить опреснительную установку "Shorek 2" в Пальмахим, крупнейшую опреснительную установку страны. Тем временем Дубайская государственная компания DP World и израильская Dover Tower готовят совместную заявку на приватизацию порта Хайфы, в которую КНР уже вложил значительные средства.

Сделка между Израилем и ОАЭ имеет множество геополитических аспектов. На региональном уровне это связано с общим восприятием ОАЭ и Израилем ИРИ, Турции и Братьев-мусульман как угроз. КНР же еще предстоит в полной мере почувствовать последствия соглашений.

Что же до Турции, то сегодня, с учетом того, как стали развиваться события не в пользу Турции в регионе Ближнего Востока, а также Ливии, то можно сказать, что КНР может стать хорошим "другом" на время, пока все эти проблемы рассосутся.

Удивительно, но официальные лица КНР не нападают на политику Анкары в отношении курдов, не говорят о геноциде армян со стороны турок-османов, не критикуют "репрессии" Турции в отношении "свободы" СМИ как это делают в ЕС и США никакими иными образами не пытаются вмешиваться во внутренние дела Турции. В свою очередь, турецкие официальные лица перестали отстаивать права уйгуров в КНР.

У Турции есть собственный инфраструктурный проект Шелкового пути, известный как "Средний коридор" (MC), который направлен на соединение Европы, Центральной Азии и КНР. Существует явная возможность для сотрудничества с КНР, когда дело дойдет до соединения MC и BRI. Но тут есть некоторые нюансы. Турки жалуются на огромный торговый дисбаланс в пользу КНР. Тем не менее, Турции нужна экономическая поддержка КНР, учитывая торговые санкции других стран, неизменно высокий уровень безработицы в Турции, валютный кризис страны и другие проблемы.

В настоящее время в Турции работают более тысячи компаний КНР, при этом ожидается, что к 2021 г, китайские инвестиции достигнут 6 млрд$. Тоннель Мармарай, соединяющий ЕС и КНР по ЖД, получил значительные инвестиции КНР. В 2018 г, двусторонняя торговля достигла 23 млрд$. В том же году количество китайских туристов, посетивших Турцию, приблизилось к 500 000. Анкара обратилась к фирмам КНР с просьбой о покупке ракет и других оборонных технологий после того, как США отказали им в подобных продажах.
Tags: США
Subscribe
promo goodspb september 8, 2017 17:46 804
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments