IRNELLA (irnella) wrote in goodspb,
IRNELLA
irnella
goodspb

Categories:

Военнопленных гитлеровцы уничтожали не из-за Сталина

Существует миф, что во время войны немцы жестоко обращались с нашими пленными потому, что Сталин не присоединился к международной конвенции о военнопленных 1929.
 Как всегда живучий миф замешан на полуправде. На самом деле 27 июля 1929 г. в Женеве было открыто к подписанию государствами две конвенции: 1) Конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях и 2) Конвенция об обращении с военнопленными.
 К первой конвенции СССР присоединился в 1930 году, о чём имеется Декларация от 25 августа 1931 г. НКИД СССР о присоединении СССР к Женевской конвенции от 27 июля 1929 г, в ней сказано: «Нижеподписавшийся Народный Комиссар по Иностранным Делам Союза Советских Социалистических Республик настоящим объявляет, что Союз Советских Социалистических Республик присоединяется к Конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях, заключенной в Женеве 27 июля 1929 г. В удостоверение чего Народный Комиссар по Иностранным Делам Союза Советских Социалистических Республик, должным образом для этой цели уполномоченный, подписал настоящую декларацию о присоединении. Согласно постановлению Центрального Исполнительного Комитета Союза Советских Социалистических Республик от 12 мая 1930 г. настоящее присоединение является окончательным и не нуждается в дальнейшей ратификации. Учинено в Москве 25 августа 1931 г. М.Литвинов» (Документы Внешней Политики. М., 1968. Том 14. С. 493)



Что касается 2-й конвенции, то действительно, СССР перед войной не присоединился к ней, по материально-пролетарским соображениям. В 30-е годы страна, в которой лютовал голод, не имела возможности выполнить нормы довольствия и питания не то, что пленных, но даже собственных граждан. Но как-либо увязывать этот факт со зверствами немецко-фашистских агрессоров оснований нет. Ведь в 82-й статье этой конвенции закреплено, что ее положения «должны уважаться всеми подписавшими ее сторонами, во всех обстоятельствах во время военных действий; в случае, если одна из воюющих сторон не является стороной, подписавшей конвенцию, ее положения тем не менее являются обязательными». Значит, Германия, подпись которой стояла под конвенцией, должна была бы соблюдать ее независимо от того, участвуют в ней другие стороны или нет.
Кроме того, в период второй мировой войны Советский Союз имел четкую систему международно-правовых обязательств в отношении военнопленных. Они были, в частности, по IV Гаагской конвенции «О законах и обычаях сухопутной войны», принятой по инициативе России в 1907 г.. О признании этих обязательств Советское правительство довело до сведения других государств еще 30 мая 1918 г., в Обращении к Международному Комитету Красного Креста, в котором говорилось, что «международные конвенции и соглашения, касающиеся Красного Креста, признанные Россией до октября 1917 года, признаются и будут соблюдаемы...».
19 марта 1931 ЦИК и СНК СССР принял «Положение о военнопленных». В основу этого положения были «положены три мысли: 1) создать для военнопленных у нас режим, который не был бы хуже режима Женевской конвенции; 2) издать, по возможности, краткий закон, не воспроизводящий деталей всех тех гарантий, которые дает Женевская конвенция, с тем, чтобы эти детали составили предмет исполнительных к закону инструкций; 3) дать вопросу о военнопленных постановку, соответствующую советским принципам права (недопустимость льгот для офицеров, необязательное привлечение военнопленных к работам и т.д.) Таким образом, это Положение основано в общем на тех же принципах, как и Женевская конвенция, как-то: воспрещение жестокого обращения с военнопленными, оскорблений и угроз, воспрещение применять меры принуждения для получения от них сведений военного характера, предоставление им гражданской правоспособности и распространение на них общих законов страны, воспрещение использовать их в зоне военных действий и т.д. Однако в целях согласования этого Положения с общими принципами советского права в Положении введены следующие отличия от Женевской конвенции: а) отсутствуют льготы для офицерского состава, с указанием на возможность содержания их отдельно от других военнопленных (ст.3); б) распространение на военнопленных гражданского, а не военного режима (ст.8 и 9); в) предоставление политических прав военнопленным, принадлежащим к рабочему классу или не экcплуатирующему чужого труда крестьянства, на общих основаниях с другими находящимися на территории СССР иностранцами (ст.10); г) предоставление [возможности] военнопленным одинаковой национальности по их желанию помещаться вместе; д) так называемые лагерные комитеты получают более широкую лагерную компетенцию, имея право беспрепятственно сноситься со всеми органами для представительства всех вообще интересов военнопленных, а не только ограничиваясь получением и распределением посылок, функциями кассы взаимопомощи (ст.14); е) воспрещение носить знаки различия и неуказание на правила об отдании чести (ст.18); ж) воспрещение денщичества (ст.34); з) назначение жалованья не только для офицеров, но для всех военнопленных (ст.32); и) привлечение военнопленных к работам лишь с их на то согласия (ст.34) и с применением к ним общего законодательства об охране и условиях труда (ст.36), а равно распространение на них заработанной платы в размере не ниже существующей в данной местности для соответствующей категории трудящихся и т.д. Принимая во внимание, что данный законопроект устанавливает режим для содержания военнопленных не хуже, чем Женевская конвенция, что поэтому принцип взаимности может быть распространен без ущерба как для СССР, так и для отдельных военнопленных, что количество статей положения сведено к 45 вместо 97 в Женевской конвенции, что в Положении проведены принципы советского права, к принятию данного законопроекта возражений не усматривается. (Цит. Заключение по проекту постановления. ГА РФ, ф.3316, оп.64, д.1049, л.1-1а).
1 июля 1941 после нападения фашистов на СССР скорректировал Положение о военнопленных, применительно к суровым условиям войны. Это Положение сближено с Конвенцией в части особых условий содержания офицеров, возможность носить знаки отличия и предусматривало выплату денежного довольствия не всем пленным, как это было в предыдущем Положении (1931), а только офицерам. Разрешен принудительный труд военнопленных на любых работах, ограничено их право избирать органы представительства, допускался расстрел военнопленных по решению судебной власти без уведомления об этом правительства страны, гражданином которой он является, и без сообщения Международному Красному Кресту.
17 июля 1941 НКИД СССР обратился с нотой к Швеции с просьбой довести до сведения Германии, что СССР признает Гаагскую конвенцию 1907 г. о содержании военнопленных и готов выполнять ее на основах взаимности. 8 августа 1941 г. СССР направил всем государствам, с которыми имел дипотношения, циркулярную ноту советского правительства. В ней говорилось: «Лагерный режим, установленный для советских военнопленных, является грубейшим и возмутительным нарушением самых элементарных требований, предъявляемых в отношении содержания военнопленных международным правом и, в частности, Гаагской Конвенцией 1907 года, признанной как Советским Союзом, так и Германией. Германское правительство грубо нарушает требование Гаагской Конвенции, обязывающей воюющие страны обеспечивать военнопленных такой же пищей, как и свои собственные войска; ст. 7 приложения к 4-й Гаагской Конвенции 1907 года». ("Правда" 1941. 26 ноября)
27 апреля 1942 СССР нотой НКИД заявил, что «Советское правительство верное принципам гуманности и уважения к своим международным обязательствам, не намерено даже в данных обстоятельствах применять репрессивные мероприятия в отношении германских военнопленных и по-прежнему придерживается обязательств, принятых на себя Советским Союзом по вопросу о режиме военнопленных.
Несмотря на то, что Германия обязана была соблюдать Конвенцию независимо от того, участвует в ней СССР или нет во время второй мировой войны фашисты методично истребляли и истязали военнопленных, больных и раненых, невзирая на их государственную принадлежность. Точная правовая оценка злодеяниям фашистов дана в приговоре Нюрнбергского трибунала. На совести гитлеровцев - уничтожение 3.912.283 военнопленных СССР и многих тысяч из других стран. По немецким источникам, из 5,75 миллионов советских военнопленных умерло 57.3%.
 СССР в ходе второй мировой войны захватил в плен 2.389.560 германских военнослужащих, из которых 356.678 умерли в плену (14.9%), возвращены в Германию по репатриации 2.032.873, пропало без вести – 9. Общее число военнопленных в СССР составило 3.777.300, в том числе австрийцев – 156.800, венгров – 513.800, румын – 201.800, итальянцев – 48.900, финнов – 2.400, остальные 464.100 служивших вермахту - французы, словаки, чехи, литовцы, латыши, поляки, испанцы, хорваты, бельгийцы, голландцы и др. (док. Управления по делам военнопленных и интернированных Министерства внутренних дел СССР от 12 октября 1959 г.).
12 августа 1949 г. на Женевской дипломатической конференции в числе других актов международного гуманитарного права была принята новая конвенция «Об обращении с военнопленными». СССР ратифицировал ее в апреле 1954 г. Она была существенно дополнена нормами Дополнительных протоколов 1977 г., которые также ратифицированы СССР и объявлены для неукоснительного исполнения в Вооруженных Силах. Обязательства по этим конвенциям сохраняют свою силу и ныне.
Так что, очередной миф о Сталине и военнопленных полностью разрушен окончательно и навсегда.
Оригинал взят у stranoved в Военнопленных гитлеровцы уничтожали не из-за Сталина
.
Tags: СССР, Сталин, война
Subscribe
promo goodspb сентябрь 8, 2017 17:46 803
Buy for 200 tokens
Вот поэтому Путин – не ваш, а мой президент. Потому что я – русская. А вы – не русские. Моя статья «Я русская! Я устала извиняться!» привлекла такое количество троллей разного вида и происхождения, что сумела набрать 2400 комментариев. Кем меня только не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments